http://forumfiles.ru/files/0010/70/d7/91708.css
http://forumfiles.ru/files/0010/70/d7/91517.css
http://forumfiles.ru/files/0010/70/ce/32615.css

Kuroshitsuji: Your turn.

Объявление


Добро пожаловать на информационный портал Kuroshitsuji: Your turn!
который не так давно был открытой ролевой по аниме и манге Яны Тобосо "Темный Дворецкий". Мы рады поделиться с проходящими собранным и написанным за годы контентом.

Новости на форуме:
26.10.2013. Сегодня форум торжественно заархивирован. С конструктивными вопросами обращаться к Сиэлю любым удобным способом.
Встретим же этот последний праздник достойно!
Администрация желает вам всего наилучшего! С днем рождения, Your Turn.


Серьезно, можно уже не кликать :)

Каталог фэнтези сайтов Палантир
RPG TOP
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов
Наш баннер:
[Kuroshitsuji. Your turn]
Добро пожаловать на ролевую Kuroshitsuji: Your turn. →

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kuroshitsuji: Your turn. » альтернативная реальность. » [Dance with the devil]


[Dance with the devil]

Сообщений 1 страница 30 из 44

1

Название темы: Dance with the devil
Краткое описание: После смерти Сиэля Элизабет потеряла интерес к жизни. Придя в очередной раз к реке, где они когда-то искали белого оленя, Элизабет засмотрелась в синие, как глаза её ныне погибшего жениха, воды реки и, не раздумывая, бросилась с обрыва, желая наконец утонуть в этой чарующей синеве. Волей судьбы рядом оказался именно Сиэль Фантомхайв. Не долго думая, он делает все, что может, для спасения девушки - предлагает ей заключить контракт.
Список участников игры: Elizabeth Midleford, Ciel Phantomhive и William T. Spears в роли Финни.
Место: Великобритания, окрестности Лондона.
Время: Месяц спустя после таинственного исчезновения Сиэля и Себастьяна.
Рейтинг: PG-13

0

2

Теплый вечер опускался на окрестности Лондона. Солнце неспешно катилось к горизонту, небо было на удивление чистым, и даже ветер почти утих. Небольшая, но достаточно сильная речушка величественно несла свои воды сквозь девственные долины и заповедные луга. Людей не было видно - днём во время прогулок заглядывали сюда аристократы или деревенские жители ходили к реке на промысел, но вечером берега пустели.
Сиэль любил приходить сюда. Теперь, после смерти, ему некуда было спешить, и он наконец-то мог в полной мере насладиться красотой пейзажа, который окружал его все эти годы, ведь речушка эта протекает совсем недалеко от ныне пустующего поместья Фантомхайв. Хотя нет. Сиэль не любил обманывать себя и понимал, что никогда уже не сможет получить того исключительно человеческого удовольствие от простого пейзажа - такова участь демона, каковым являлся с недавних пор последний бывший глава семьи Фантомхайв. Но он все равно приходил сюда вот уже несколько вечеров подряд, хотя и сам не мог объяснить себе, зачем делает это и почему запрещает Себастьяну сопровождать его в этих прогулках.
Но сегодня что-то происходило не так, как обычно. Все дни до этого вечером поднимался ветер, сейчас же природа словно затихла в ожидании бури. Сиэль всмотрелся в туманную даль. Что-то привлекло его внимание, но ещё не совершенные демонические способности плохо подчинялись Сиэлю, и ему пришлось потратить несколько минут, прежде чем он смог разглядеть причину его волнения.
На крутом берегу над рекой сидела прелестная светловолосая девочка. Такая милая в этом чудесном платье, она источала скорбь и нечеловеческую тоску. Сиэль не мог не узнать её - ту самую, вносившую в его жизнь жизнерадостный хаос, настолько чуждый самому графу, но к которой он был очень привязан с самого детства. Только умерев, он осознал, каким подарком судьбы была Элизабет. Но сейчас Сиэль всей своей демонической сущностью ощущал, что времени на философские размышления о былом у него нет. Он с ужасом наблюдал, как девушка встала, не отрывая своих ярких когда-то зеленых глаз от синевы реки, и, не раздумывая, бросилась вниз с обрыва.
Нет, нет, нет, только не Элизабет, зачем она?... Дьявол, что же делать... Мысль о дьяволе навела Сиэля на странную мысль. Контракт - все, что может отсрочить её смерть... Некогда размышлять, нужно действовать. Сиэль плохо представлял себе, как происходит вторжение демона в сознание умирающего, но демоническая сущность и голод - все-таки он не поглотил ещё ни одной души - сделали свое дело, Сиэль и сам не понял, как все это случилось, но вот их окружает знакомая тьма, Сиэль не видит своего тела и понимает, что его образ - черный кот, пока ещё даже котенок. Себастьян будет в восторге... А вот у меня на самого себя начнется аллергия, прекрасно. Но вот чего ему не хватало для полного счастья, так это умиления от Элизабет в такой момент. Поэтому он постарался скрыться в тьме от её взгляда и заговорил.
-Скажи, есть ли что-то, чего тебе хотелось бы больше всего на свете? Что-то настолько значимое, что ты отдала бы душу ради этого? Отвечай, не бойся.

+2

3

Сиэль отчаянно пытался вспомнить, как происходил подобный разговор между ним и Себастьяном много лет назад, но воспоминания проявлялись с большим трудом, их заслоняли картины пожара, мирно сидящих в огне родителей, чуть не начавшихся пыток и залитой кровью комнаты. Кажется, тогда вокруг тоже летали перья, и среди них черный ворон выглядел естественно, куда естественнее, чем благоразумно спрятавшийся котенок. Хорошо, что здесь не летает шерсть, я бы точно расчихался, и Элизабет узнала бы меня. Дьявол, ну почему именно котенок?Неужели моральная компенсация Себастьяну - не душа, так хоть пожизненно врученный бессмертных черный котенок, который никогда не станет котом... Так или иначе, Сиэль решительно ничего не помнил о том, как заключал контракт. Что же, будем импровизировать...
- Я в раю или…  в аду?
Непосредственность Элизабет не знала границ. Помнится, мне в голову тогда не пришло задавать Себастьяну вопросов.... Понадеявшись на то, что эта излишняя любознательность проснулась в девушке только из-за её несостоявшейся смерти.
-Вы всё ещё живы, миледи. И, возможно, будете жить и дальше. Я - демон Ада, но до самого подземного царства Вам далековато.
Несколько секунд Сиэль отчаянно ловил ртом воздух и бессмысленно хлопал глазами -уж такого условия контракта он никак не ожидал. Выполнить его было бы слишком просто, и тогда его попытка спасения Элизабет обернется полным крахом - он продлит её жизнь на считанные минуты, но душа - чистая, непорочная, с легким, приятным ароматом, настолько воздушная и прозрачная, что любой жнец, не раздумывая, отправил бы Элизабет к ангелам - будет отдана дьяволу. Что же делать... Выпустить её, отказать в контракте? Это ничего не изменит, она ведь уже согласилась продать душу... Кажется, мне остается только растянуть выполнение этого странного условия.
-В таком случае, отныне и до самого исполнения Вашего желания я - Ваш верный и покорный слуга, леди Элизабет Мидлефорд.
О черт, но как я должен выглядеть? Вряд ли общество спокойно примет факт того, что личный слуга юной леди будет мужчиной. Мысль о преображении в подобие Паулы Сиэль отмел с негодованием. Хм... А ведь Грель был слугой Мадам? А, нет, тогда он, кажется, изображал девушку. Остается личный учитель? Да, Себастьян даже танцевал со мной на балу под видом учителя... Воспоминания заставили шерсть на загривке котенка встать дыбом. Что же, пусть будет учитель. И новый дворецкий семьи Мидлефорд. Сиэль представил себе стройного мужчину 25-27 лет, бледная кожа и черные волосы в его воображении дорисовались как-то сами, как и тонкие, маловыразительные черты лица. Цвет глаз он позаимствовал у Алоиса, прочие детали внешнего вида насобирал со знакомых, неизвестных Лизи. Уже в таком виде он подошел к Элизабет и, поклонившись, произнес:
-Осталась одна мелочь - печать, связывающая демона и душу. Укажите место для печати, или я выберу его сам.

Тьма вокруг них рассеялась, они снова были на берегу реки.

+2

4

О дьявол, если она все время будет задавать такое количество вопросов, на которые я не знаю ответа... Сиэль уже сомневался в правильности своего выбора - куда как лучше для неё было бы преспокойно отправиться в рай... Хотя нет, самоубийцам дорога только в ад. Значит, все правильно, а вопросы у неё. быть может, скоро закончатся...
-Я выполню любой Ваш приказ, как - не Ваша забота. Сиэль учтиво поклонился, вспомнив поведение Себастьяна.

Сиэль осмотрелся - ему повезло, они находились все на том же берегу реки. Значит, я смогу найти выход отсюда...Уже неплохо. Основной проблемой было то, что Элизабет была первым контрактом Сиэля, и юный демон ещё слишком плохо умел пользоваться своими новыми способностями. Ладно, будем разбираться по ходу пьесы...Сиэль заметил, с каким удивлением осматривала его Элизабет, и пришел к неутешительному выводу, что доверия ей он не внушает. В самом деле, какой учитель будет так одеваться? Наверняка они носят менее строгую одежду. Ну и ладно, пусть привыкает, я ведь демон, а не учитель...
А что касается печати, то подойдет любое место на Вашем лице. Если же Вам угодно, чтобы печать не была видна окружающим... Как насчет, скажем, верхнего нёба?
Хм... А ведь иногда учителя, выписанные издалека, живут в поместье своих учеников? Надеюсь, я смогу жить вместе с другими слугами в поместье или договориться о какой-нибудь должности ,вроде личного кучера Элизабет... Но для начала нужно добраться в поместье Мидлефорд. Сиэль не помнил, каким образом они с Себастьяном тогда вернулись в поместье, и решил пока что идти в нужную сторону пешком - раз Элизабет пришла сюда сегодня. поместье должно быть неподалеку. Он жестом предложил своей юной госпоже пройтись в сторону дома и неспешным шагом последовал за ней. отставая на полшага. чтобы удобнее было говорить.
-Назовите меня любым именем, и я буду с достоинством носить его, пока условие контракта не будет выполнено. Жить я буду, полагаю, вместе с другими слугами в поместье. Об этом мы поговорим с главой семьи Мидлефорд. Но запомните, если с Вами что-то случится, если Вам что-либо понадобится, если Вы просто захотите видеть меня - просто позовите, и я приду. Если же этого не произойдет, дотроньтесь до печати и повторите моё имя, и я окажусь перед Вами, где бы ни был до этого.

День истекал, солнце уже близко было к тому, чтобы скрыться за горизонтом, когда странная парочка приблизилась к воротам поместья Мидлефорд.
-А сейчас, милая леди, возвращайтесь в свои комнаты. И помните, о контракте никто не должен знать.Ведите себя естественно. Думаю, завтра мы встретимся на занятиях. Доброй ночи, леди Элизабет.

+2

5

Услышав согласие Элизабет на печать, Сиэль с демонической грациозностью опустился на одно колено, снял перчатку и осторожно коснулся нёба девушки. Возможно, Лизи испытала легкое покалывание, Сиэль не помнил, чувствовал ли что-либо, когда заключал свой первый контракт. Он невольно удивился своей пентаграмме - темно-синяя, не имеющая ничего общего, кроме очертаний, с готическим черным знаком Себастьяна, но все же завораживающая. Сиэль почувствовал, как знак проступает на тыльной стороне ладони. Контракт заключен...Теперь пути назад нет.
По дороге  в поместье Мидлефорд Сиэль предавался размышлениям о насущных проблемах, а таковых было предостаточно. Например, как он, получивший прекрасное образование, но прервавший обучение в столь юном возрасте, будет учить Элизабет? И чему вообще учат девушек? Ладно, это можно будет выспросить у её родителей... Но вот как вообще убедить их, что он - лучший учитель, чем её предыдущие наставники? Надеюсь, здесь мне поможет то самое демоническое обаяние, если оно вообще есть у меня... Сиэль впервые по достоинству оценил свой навык, наработанный за много лет - даже когда в голове царил хаос, внешне демон оставался уверен в себе и своих действиях и способен был вселять эту уверенность в сердце юной госпожи.
Демон почувствовал небывалое облегчение, когда Элизабет отмела мысль назвать его Сиэлем. Что же, Дориан так Дориан, могло быть и хуже...
-Как будет угодно моей госпоже, я буду с благодарностью носить это имя до самого момента исполнения нашего контракта.
Отправив юную леди в её комнаты, Сиэль занялся собственным трудоустройством. Очевидно, нечеловеческая сущность сделала свое дело - он был принят на роль учителя, получил комнатку в поместье и был допущен сопровождать леди Элизабет за пределами особняка. Он получил расписание девушки на завтра и отправился в крыло, отведенное для слуг. Его комната примыкала к кабинету, в котором предполагалось проводить занятия. Так-с, завтра история Великобритании и игра на музыкальных инструментах... Что же, надеюсь, она отставала от меня по программе, и завтрашние уроки я провести смогу, а потом... Потом можно будет попросить Себастьяна прочитать мне экспресс-курсы.

Наутро демон ждал юную леди в кабинете - он понятия не имел, как организовано питание слуг, и был счастлив что не нуждается в пище.
-Доброе утро, госпожа. Как Вы спали? Итак, сегодня у нас история Великобритании и игра на музыкальных инструментах. На чем вы остановились с моим предшественником?

+1

6

очень сильно извиняюсь за недельную задержку с постом, я засыпаюсь физикой
Элизабет влетела в кабинет смерчем эмоций, шума и любви к жизни, которую Сиэль и не чаял увидеть в когда-то своей невесте. Ему вспомнились мрачные дни последних лет его смертной жизни, когда размеренность жизни поместья юная невеста хозяина нарушала так легко и непринужденно, словно это было её привычной обязанностью. Юный демон, как ни странно, был рад подобному поведению девушки - перемена настроения уверяла его в правильности контракта. Вот что смерть делает с людьми, никогда бы не подумал, что обрадуюсь этому урагану любви к жизни. Сиэль еле заметно улыбнулся своим мыслям. Выслушав удивительно содержательный рассказ Элизабет о границах её познаний в истории, демон пришел к выводу. что не зря решил стать учителем девушки, а заодно и понял, почему ему так легко уступили место наставника юной леди. Что же, Елизавета I... Не так всё и страшно, ещё год я могу спокойно учить её истории и без помощи Себастьяна. А вот с музыкальными инструментами хуже... Сиэль впервые упрекнул себя в том, что при жизни никогда не интересовался, на чем играет его невеста. Он предпочел, как и раньше, отвечать только на некоторую часть вопросов юной госпожи.
-Я предпочитаю скрипку или клавесин, что же касается произведений, то об этом я смогу сказать, только когда узнаю Ваш уровень исполнительского мастерства. Игре на каких инструментах Вас обучали до моего прихода? Мысленно приказав себе собраться и не отвлекаться на расспросы девушки, Сиэль решил все же попытаться начать урок, всё-таки первой в расписании стояла история. Но для начала ему все же пришлось ответить на вопрос госпожи.
-Что же касается контракта, то, во-первых, им мы будем заниматься только в неурочное время, во-вторых, мой долг дьявольски хорошего слуги не просто рассказать Вам о смерти Вашего жениха, а помочь самой разобраться в этой истории, потому что именно тогда Вы получите ожидаемое удовлетворение, а я - прекрасную душу. Здесь юный демон изрядно приукрасил - конечно, он мог просто рассказать ей всё, да и он понятия не имел, станет ли душа Элизабет лучше, он вообще не разбирался в душах, но всё это не имело значения, пока могло продлить жизнь девушки. -Но обо всем этом - после уроков. Так что давайте-ка окунемся в историю Великобритании. Сиэль принял серьезный вид.
-Итак, Елизавета I. Так как Вы только начали, думаю, повторение не помешает. Дочь Генриха VIII, последняя из династии Тюдоров, прекрасная королева Бесс, коронованная в 25 лет, была известна прежде всего своим желанием следовать курсу Реформации, о чем свидетельствует её "Акт о единообразии". Однако женская рука на престоле чувствовалась. Быть может, юная леди, Вы помните, что помогло ей избежать гражданской войны? Сиэль внимательно посмотрел в глаза девушки, позволив демоническому огоньку мелькнуть в его собственных, надеясь только, что от этого проявления истинной природы его печать Себастьяна не проявилась в правом глазу.

+2

7

-Думаю, мы займемся изучением и третьего музыкального инструмента, если Вы не будете против. Выбор инструмента я предоставлю Вам и Вашим родителям.
Юный демон наблюдал за своей ученицей с неподдельным интересом, только благодаря многолетней привычке сохраняя каменное лицо. Какая она светлая, чему-то своему так искренне улыбается... Она бы наверняка отправилась к ангелам или стала бы одной из них, и какого дьявола я решил продлить её жизнь? Наверное, я первый демон Преисподней, заключающий контракт ради продления жизни, а не поглощения души. Или через это проходит каждый, и первая душа каждого демона поглощена через боль? Вот почему демоны презираемы жнецами, вот почему они так безжалостны. Создания тьмы, не порожденные ей, но в неё упавшие. Девочка смотрела на него внимательными. заинтересованными глазами, и от этого там. где у смертных бывает душа, скребли кошки. Наверное, звериная тоска отразилась на миг в глазах демона, но он заставил себя собраться с мыслями. Сиэль прошел к учительскому столу и начал урок истории, вспоминая собственные уроки истории. Заученные страницы о правлении Елизаветы произносились сами собой.
Видимо, девушка все-таки заметила перемену в глазах демона, потому что внимательный взгляд сменился на испуганный. Черт возьми, она ведь меньше суток является госпожой демона, что я себе позволяю? Даже я в свое время от красных глаз Себастьяна дышать забывал, а тут впечатлительная малышка... Сиэль попытался вложить во взгляд как можно больше теплоты, к счастью, демоническая природа пока ещё не особо противилась подобному проявлению Света.
- Я не помню, извините
-Милая леди. ничто не стоит Ваших извинений, а то, что Вы не помните каких-то исторических моментов - не Ваша вина, а недочет учителя. Надеюсь, мне удастся вложить в Вашу голову большее количество знаний. Сиэль по-доброму улыбнулся и, недолго думая, подошел к девушке, взял её за кисти и вернул руки Элизабет на стол. -Так-то лучше, а теперь вернемся к Елизавете I. Она избежала гражданской войны актом веротерпимости. Если Вы, милая леди, помните, Генрих VIII, отец Елизаветы, провозгласил себя главой англиканской церкви. Но в Англии оставалось множество католиков, не захотевших перейти в англиканскую ветвь Христианства. И только разрешив католикам Англии проводить свои мессы и сделав переход в англиканскую церковь добровольным, Елизавета избежала восстания и братоубийства...
Демон продолжил урок, задавая Элизабет самый пустяковые вопросы, чтобы не смущать её ещё больше. На уроке игры на музыкальном инструмента девушка показала прекрасное умение играть на пианино и скрипке, и новый учитель обещал до следующего урока подобрать ей репертуар.
-Уроки окончены, милая леди. Я говорил с Паулой, у Вас сегодня по плану поездка на Осеннюю ярмарку, и, согласно моей новой должности, я буду сопровождать Вас. Выезжаем мы сразу после обеда, который, если верить выданному мне расписанию, начнется у Вас через полчаса. Выезжаем в 15.00, до встречи, госпожа.
Сиэль улыбнулся и сел за свой стол, расставляя по местам книги по истории и убирая тетради в ящик.

+2

8

Демон ждал свою госпожу у дверей поместья Мидлефорд. Завидев девушку, он улыбнулся, помог ей забраться в карету и сел напротив. Улыбаться уголками губ входило в привычку демона, и сейчас он тоже сидел, переводя взгляд с юной госпожи на пейзаж за окном, и чуть заметно улыбался. Дорога до Лондона предстояла недолгая, но у когда-то главы семьи Фантомхайв  осталась от жизни привычка использовать любой промежуток времени, а ему хотелось наладить доверительные отношения с юной госпожой. Вспоминая все навыки ведения светских бесед, ныне Дориан заговорил.
-Насколько мне известно, мы направляемся на осеннюю ярмарку. Мне известно о ней немногое: здесь представлены лучшие плоды сельскохозяйственной деятельности британцев, сюда привозят на продажу по невысоким ценам урожай со всей Англии, здесь продают продукцию кустарных производств и промышленных предприятий, а сегодня, в честь открытия, установлена сцена, на которой будут выступать представители всех провинций. Куда мы с Вами направимся?
Пока демон беседовал с госпожой, глухие звуки движения кареты по сельской местности сменились звонким цоканьем копыт лошадей по мощёным улочкам столицы. Мужчина выглянул в окно кареты и, заметив толпы народа, решил, что лучше оставить экипаж на некотором удалении от ярмарки и пройтись пешком.
-Прошу прощения, юная леди. Демон на ходу открыл дверь кареты и выскользнул на козлы к кучеру. Через пару минут экипаж встал в специально отведенном месте, и демон открыл дверь перед своей госпожой, помогая ей спуститься.
-Нам предстоит пройтись немного, надеюсь, Вы ничего не имеете против?
Чем ближе они подходили к ярмарке, тем больше народу было вокруг. Демон отставал от Элизабет на четверть шага, чтобы ни в коем случае не потерять её в толпе, ибо в такой сумятице запах души может развеяться, а Дориан не был уверен в своих демонических способностях, хотя некоторые из них уже достойно показали себя.
-Итак, с чего начнём?

+1

9

По дороге к ярмарке демон вчитывался в список, оставленный маркизой Мидлефорд. Итак, что мы имеем... Посмотреть ткань для платий Элизабет и самой маркизы к новому сезону, найти саженцы жимолости и яблони для сада, поискать крупные тыквы ко дню всех святых, пока они ещё есть, порадовать Элизабет. Последний пункт особенно удивил Сиэля, потому что чем можно радовать Элизабет, когда-то граф не представлял. Впрочем, он решил особо не думать об этом пока что, а начать с пунктов более понятных.
Демон посмотрел на юную госпожу и увидел, что та, похоже. на что-то обиделась. Неужели я пропустил какой-то её вопрос? Или, может, она что-то просила... Надеюсь, ничего серьезного. Тем временем они подошли к ярмарке.
-Сначала! Со всего по порядку. Вы же не против?
Смех Элизабет успокоил демона. Какое счастье, что она незлопамятна, иначе я бы не продержался на месте учителя и сопровождающего и дня. Демон улыбнулся своим мыслям, попытка же юной госпожи прочитать что-то в его глазах искренне позабавила Сиэля-Дориана. Подобное удавалось единицам и при жизни графа, что уж говорить о периоде после перерождения, когда один только Себастьян мог хоть что-то увидеть в красных глазах демоненка.
-Госпожа, я поддержу Вас в любом Вашем желании или начинании, ведь я - Ваш покорный слуга, Ваша тень до самого конца. Вашего конца... От этой мысли когда-то графу снова стало не по себе, но он мысленно приказал себе собраться и продолжил тепло улыбаться.
-Давайте начнём с самого начала, а там сориентируемся. Маркиза оставила нам 4 поручения, думаю, мы сможем справиться с ними и вернуться в поместье к ужину.
Весьма забавного вида пара вошла на ярмарку, вливаясь в поток людей. За месяц уединения после смерти Сиэль отвык от шумных мест и скоплений людей, и сейчас с трудом не отставал от своей госпожи, такое количество людей пришло на открытие ярмарки. На одном из столбов бы указан схематический план ярмарки, возле которого демон ненадолго остановился.
-Ярмарка построена в форме кольца, пройдя по которому, мы увидим всё  и сможем выполнить все поручения маркизы. Так что мы можем не спеша идти, смешавшись с толпой.
Первая секция ярмарки, куда они попали, была посвящена народным промыслам. Здесь были маленькие лавочки со всевозможными товарами ручной работы, от обыденной посуды и полотенец до редких и необычных шерстяных вещей и картин. Здесь они не могли найти ничего из списка, но пункт "порадовать Элизабет" сосредоточил всё внимание демона на девушке и её реакциях на то, что лежало на прилавках.
Следующая группа прилавков была посвящена саженцам, семенам и всевозможной садовой и огородной утвари. Демон отыскал прилавок с саженцами жимолости и яблони.
-Какие из них Вам больше нравятся, моя милая леди? Нам нужно 2 или 4 куста жимолости и 3 яблони.
Выбранные саженцы демон пристроил на спину, и путешествие по ярмарке продолжилось. На очереди были прилавки с самыми разными и зачастую диковинными тканями.
-Итак, мы должны подобрать ткань для платья Вам и маркизе Мидлефорд. Быть может, какая-то из них - демон окинул взглядом бессчетные прилавки - пришлась Вам особенно по душе?
Определившись с тканями, которые деятельные торговцы мигом упаковали от влаги и передали демону, юная Элизабет и её сопровождающий вышли к главной площади ярмарки. Здесь была установлена сцена, на которой танцевал какой-то фольклорный ансамбль. Вокруг было сооружено множество скамеек, мимо которых сновали коробейники с различными яствами, преимущественно закусками и легкими согревающими напитками.
-Вы не устали, госпожа? Если хотите, можем ненадолго присесть и перекусить. У нас ещё много времени, а мы выполнили большую часть поручений.

+2

10

Сиэль смотрел в зеленые глаза своей, в недавнем прошлом, невесты, и никак не мог понять, почему раньше не замечал этого огонька жизни, заинтересованности, мгновенной радости в них. Он видел её глаза сразу после самоубийства, и теперь не знал, радоваться ли ему тому. что они снова загорелись интересом и желанием действовать, или горевать, ведь исполнение её желания означало бы смерть девушки. Он улыбнулся, позволив капле демонической сущности отразиться на лице, и заметил:
-Если мы всё успеем, милая леди, нам некуда будет спешить. Надеясь, что разговор на эту тему на какое-то время окончен, Сиэль предался мыслям о списке поручений и делах насущных.
Вопреки ожиданиям, совершать покупки с Элизабет было просто и приятно - она знала, чего хотела, со всеми была добродушна и дружелюбно и, что немаловажно, львиную долю своей разговорчивости и энергии уделяла торговцам, так что демону оставалось только оплачивать покупки и следить, чтобы юная госпожа не зашла куда-нибудь не туда, всё-таки граф Фантомхайв как никто другой из аристократов знал темную сторону Лондона. Через час они уже были на площади. выполнив половину поручений маркизы Мидлефорд. Сиэль не чувствовал усталости, всё-таки пара кустиков да тряпки даже для слабого демона, ещё не отведавшего вкуса человеческой души, не составляли проблемы. Но приказ есть приказ, и демон сел, ни на секунду не упуская из вида уходящую к сцене Элизабет. Когда же девушка принялась танцевать, демон бесшумно встал и скрылся между прилавками. Буквально через пару минут он вернулся на свое место и, с облегчением заметив свою госпожу, принялся наблюдать за ней. Этот вихрь жизни неизменно вызывал у демона тоску, сожаление и какое-то отчаянное счастье. Невероятно, демоны тоже что-то чувствуют? Или, быть может, дело в моем недавнем перерождении или в самой Элизабет - всё-таки двоюродная сестра, невеста, да и такой лучик счастья... Пока демон размышлял о сущности созданий Тьмы, радостная Элизабет вернулась.
-Вы точно не хотите перекусить или отдохнуть, милая леди?У нас впереди самая шумная часть ярмарки, мы отправляемся на поиски самый больших и красивых тыкв для дня всех святых, нужны 1-2 штуки.

Прилавки ломились от собранного урожая. Казалось, бессчетным рядам с овощами, северными фруктами и привезенными из далеких стран диковинами нет конца и края, и Сиэль искренне порадовался, что закупать продукты поедут другие слуги. Всё это разнообразие красок - самих продуктов, цветных одежд крестьян и вывесок над прилавками - завораживало, такое бывает только на ярмарке или в цирке. Демон следил за перемещениями своей юной госпожи. оставляя ей полную свободу выбора направления и одновременно пытаясь отыскать глазами тыквы. Наконец, нужны прилавок оказался рядом.
-Итак, моя госпожа, нам нужно выбрать 1-2 тыквы для украшения поместья. Какие из них кажутся Вам наиболее милыми? Демон улыбнулся и замер в ожидании указаний Элизабет. Услужливый торговец обтянул тыквы широкими лентами, чтобы их удобнее было нести. Когда они отошли от прилавка, демон заговорил:
- Итак, милая леди, план минимум выполнен, все поручения Вашей матушки мы исполнили. Быть может, у Вас остались личные пожелания? Сиэль улыбнулся и взглянул в глаза юной госпожи.

+2

11

Цветок жизни в последнем своём цветении особенно прекрасен. Сиэль не мог знать, понимала ли его когда-то невеста, как близко следует за ней смерть, слышала ли она её ровное дыхание за спиной, но ему казалось, что если она и осознает серьезность игры с Дьяволом, то однозначно не станет менять жизненных привычек. Девушка словно излучала свет, радость и доброту. В её поступках, манере вести себя демону виделась Русалочка из сказки Андерсена, и Сиэль ощущал себя той самой злой ведьмой. Но предаваться мрачным, гнетущим мыслям было решительно некогда. потому что этот блондинистый ураган энергии уже устремился вперед, на поиски милого, полезного и просто приятного.
-Выпечка? Что же, прекрасная мысль, госпожа. Уверен, все в поместье буду очень рады. Тогда нам нужно пройти чуть дальше. Выбирайте. что Вам больше по душе. Демон улыбнулся и проследовал за Элизабет, отставая на полшага, чтобы не задеть её тыквами, саженцами или мешками с тканью.
После того, как сладкие подарки жителям поместья Мидлефорд были куплены, Сиэль вывел госпожу из толпы ярмарки. Но её просьба заставила демона вспомнить и о своей ошибке с контрактом, уверенность в которой крепла с каждой улыбкой девушки, и о том. что он все еще не представлял, как продлить жизнь девушке, не ослушавшись её приказа.
-О Сиэле? Как будет угодно моей госпоже. Я лишь фигура в Ваших руках, выполню любой Ваш приказ. Демон отвесил учтивый поклон. -Есть ли у Вас определенные соображения по этому поводу? Разум в прошлом Цепного Пса Королевы судорожно работал, изобретая решение. Нужно брать инициативу в свои руки. иначе и прямого приказа рассказать всё не долго дождаться...
-Знаете ли Вы что-нибудь о том, где и когда графа видели в последний раз? Как именно он погиб? Быть может. стоит отправиться по его следам в поисках свидетелей? Надеюсь, я не нарушаю условия контракта, путая следы в преступлении. которое по идее должен раскрывать... Демон опасливо скосился на руку в перчатке и, улучив минутку, заглянул под деталь одежды. Печать была на месте, что не могло не радовать Сиэля. Он улыбнулся и взглянул на свою госпожу.
-Но для начала всё же вернемся к карете, такое путешествие тыквы могут и не вынести. придется завезти их домой.

0

12

Как только девочка и её демон покинули ярмарку и сменили тему, состояние госпожи начало волновать Сиэля. В её голосе слышалась боль утраты, горечь разбитый иллюзий и несбывшихся мечт, обида на скрытность и необъяснимость происходящего, даже печальная зависть Себастьяну, которому, по мнению девушки, было известно гораздо больше, чем ей - законной невесте погибшего графа. Такой Сиэль видел свою невесту впервые. Конечно, она часто устраивала ему слезные истерики, но тогда поводом была минутная печаль девушки, и прекращались и забывались эти слезы так же быстро, как начинались. Сейчас же Элизабет действительно чувствовала всё то, что слышал демон в сбивчивом рассказе госпожи. Нужно возвращаться, мало ли, что с ней может случиться... Всё-таки совсем ещё юная девушка, кто их поймет... Как бы не выглядел сейчас Сиэль, разумом он все ещё оставался тринадцатилетним мальчишкой, пусть и слишком рано повзрослевшим.
-Спросить у меня? То есть Вы хотите просто услышать от меня рассказ о том, как погиб граф Сиэль Фантомхайв? Что же, одно слово - я разузнаю всё и расскажу Вам, но неужели Вам самой не хочется разобраться во всем этом? Я знаю, Ваш покойный жених никогда не согласился бы просто получить информацию и успокоиться. Конечно, немного жестокий ход, но не убивать же её прямо сейчас?...
Демон осторожно направлял госпожу так, чтобы они приближались к оставленной карете. Улицы были пустынны, бедные кварталы всегда завораживали Сиэля, и сейчас он, мельком оглядываюсь, наслаждался особой, хоть и не самой приятной, атмосферой этих переулков. Уверенный, резкий голос Элизабет удивил демона. Сегодня очень необычный день, такой Элизабет я ещё не видел...Но хорошо, что она решила расследовать причины моей смерти сама, жизнь продолжается... Сиэль остановился и, поклонившись своей юной госпоже (и чудом не задев её ветками жимолости), негромко и ровно произнес:
-Как прикажете, милая леди.
Из-за угла показалась площадь, где они несколько часов назад оставили карету. Кучер подбежал и забрал тыквы, вместе слуги дома Мидлефорд расположили покупки в карете. Кучер занял свое место, Сиэль же вернулся к юной госпоже, чтобы помочь ей забраться внутрь. Не заметить её состояния он не мог, и только многолетняя привычка не реагировать на слёзы невесты помогла ему сейчас не выдать удивления. Конечно, он понимал, что, наверное, впервые видит настоящие слёзы боли и отчаяния на милом личике двоюродной сестры, но боялся задавать ей вопросы, утешать или хоть как-то реагировать на них - юный граф никогда не интересовался тем, как вести себя с девушками, а общие правила этикета здесь явно не срабатывали. Но он лишь улыбнулся девушке и пригласил её залезть в карету. Демон хотел уже было начать рассказывать какую-то малозначительную глупость, чтобы хоть как-то отвлечь Элизабет, раз с дальнейшими планами они уже разобрались, как случилось то, чего он отдаленно боялся. Он жестом приказал кучеру ехать, а сам осторожно обнял свою юную госпожу, механически гладя её по спине и плечам, и осторожно. теплым и спокойным голосом заговорил, приблизившись к уху Элизабет:
-Милая, неужели Вы хотите заставить волноваться маркизу? Да и мало ли куда заведет нас путешествие, а в этом летнем платьице и туфельках Вы далеко не уйдете, денег у нас немного, придется возвращаться. К тому же, как Вы думаете. что сделает с кучером леди Мидлефорд, если узнает, что он вернулся из Лондона без нас? Не стоит так подставлять беднягу, он усердно выполняет свою работу и не заслуживает такой участи. Давайте поступим так: сегодня мы вернемся в поместье, вечером я поговорю с маркизой, и завтра мы сможем отправиться. Сиэль осторожно убрал руки девушки от лица и, бережно смахнув слезы, как это однажды сделал при жизни, улыбнулся и продолжил. -Как Вам такой план, моя госпожа? Ну же, не нужно плакать, это совсем не так красиво, как улыбка. Улыбнитесь, милая леди.

+1

13

Юная госпожа приходила в нормальное своё состояние, и это успокаивало демона, с такой Элизабет он хотя бы  знал, как вести себя. Он осторожно поддерживал госпожу, чтобы она не слетела с его колен на поворотах и кочках, коих на пути к поместью Мидлефорд было предостаточно, и теплым голосом отвечал на её вопросы. стараясь сводить смысловую нагрузку фраз к минимуму - девушке сейчас нужно было отдохнуть. Но один вопрос он все же не мог оставить без внимания.
-Теряем время? Моя милая леди, неужели мы куда-то спешим? Поверьте, с течением времени смерть Сиэля Фантомхайва не станет запутаннее, Вы спешите лишь расстаться со своей жизнью и подарить мне свою душу. Словом, нам некуда торопиться.
Помолчав немного, он продолжил, переменив тему.
-Что же, хорошо, тогда я скажу Вашей матери, что мы отправляемся на практическое занятие по живой природе (а именно так назывался предмет в расписании Элизабет). Не думаю, что она будет против. Особенно учитывая, что не каждая смертная откажет демону в столь невинной просьбе...
В карете царила уютная тишина, недосказанности были надежно прикрыты пеленой усталости смертной и отвлеченными мыслями демона. Ровное дыхание девушки, стук копыт по накатанной дороге, иногда - свист кнута... Говорят, редкие смертные считают именно такие моменты счастьем.

По приезде в поместье Сиэль пожелал приятного вечера госпоже, открыл ей дверь в дом и, перекинувшись парой слов с кучером, отправился в кабинет леди Мидлефорд. Веские аргументы вроде "обучение на практике для девушки гораздо проще, пользы будет больше, наглядные примеры помогут закрепить пройденное по книгам", скрепленные сочувственными доводами "малышке нужно развеяться, свежий воздух полезен юному организму" и довершенные нечеловеческой аурой учителя сделали своё дело, карету для месячного путешествия по Великобритании слуги закладывали к утру. Сам же демон отправился в свою комнату. Сложные мысли вертелись в голове Сиэля. С самого момента заключения контракта он заново узнавал свою двоюродную сестренку. Никогда ещё он не видел у неё столь ярких и осмысленных, истинных эмоций и чувств, никогда раньше не могли её слова задеть хоть что-нибудь в душе и разуме графа, сегодня же он чувствовал себя странно, при одном воспоминании об окончании сегодняшнего дня по телу проходила странная дрожь, не то мурашки, не то озноб. Демон встал, дошел до своего плаща и извлек из кармана купленную украдкой тросточку. На вид палочка ничем не отличалась от обычной обточенной ветки, на деле же являлась блок-флейтой. Белая, с аккуратными отверстиями, которые могли бы закрыть даже тонкие пальцы его юной госпожи. Демон вернулся на кушетку и в задумчивости тал рассматривать крестьянский инструмент, который невероятным образом сразу привлек внимание демона на ярмарке. Лунный свет причудливо играл на слоновой кости, из которой была сделана флейта. Демон забылся странными мыслями до рассвета...

Наутро же он ожидал юную госпожу на крыльце поместья. После завтрака она вышла из дома, и он с улыбкой проводил её к карете и помог сесть.
-Вы готовы, леди Элизабет? Ничего не забыли?
Когда же все нюансы были улажены, родственники и провожающие вытерли ветреные слезы платочками (ибо откуда им знать, что их милая леди почти наверняка не вернется в поместье...), кучер из "знакомых учителя", на самом же деле демон-легионер, подчиняющийся Себастьяну, проверил, крепко ли привязан багаж и прикрикнул на лошадей.
-Итак. куда же мы направляемся, моя милая леди?

+1

14

Сказать, что Сиэль был удивлен словами девушки значит не казать ничего, она поражала совершенно неожиданной для ветреной леди глубиной чувств и мыслей, и демон никак не мог понять, почему не замечал этого в ней при жизни. Но сейчас ему хотелось только одного - успокоить юную госпожу, снова увидеть её улыбающейся и радостной. Поэтому он уверенно, но негромко произнес:
-Что потеряно, того не вернуть, и грустить об этом совсем не стоит, моя милая леди. Тем более что грусть никому не к лицу. Он продолжал невесомо гладить малышку по спине и плечам, с головой погрузившись в собственные мысли.

***

Ровно за полчаса до намеченного отправления учитель спустился к кучеру и помог ему убрать вещи наверх. Конечно, в этом не было никакой нужды, даже самый слабый демон вроде самого Сиэля смог бы справиться с этим в одиночку, но они находились на территории смертных и ни в кое случае не должны были вызвать подозрений, ведь юную маркизу отпускали с ними на месяц, и на уговоры миссис Мидлефорд пришлось потратить около получаса. Но вот вся семья высыпала на крыльцо, начались шумные обнимания-прощания. Всё это время демон оставался в тени кареты и наблюдал за происходящим. Когда же Элизабет подошла к нему и села в карету, он поклонился семье Мидлефорд и последовал за госпожой. Карета тронулась, кучер знал, куда нужно направляться, и держал курс на старинное поместье Фантомхайв - Сиэль не сомневался, что Лизи решит начать поиск именно с этого места. Родной дом, который вот уже месяц как пустует, если, конечно, слуги Фантомхайв не захотели жить в нём или устроить музей, продать поместье, снести здание... Сиэль не был там с самого момента прощания со слугами и только сейчас понял, что хочет вернуться. Просто посмотреть на привычные стены, знакомые с детства очертания. Насладиться атмосферой величественного здания, где произошло жестокое и бессмысленное убийство. Поэтому вполне ожидаемый ответ Элизабет обрадовало демона.
-Тогда, полагаю, отправимся к началу его последнего пути? Кажется, поместье пустует с самой смерти его последнего владельца, надеюсь, мы никому не помешаем там, и никто не помешает нам. Сиэль перевел тему, желая отвлечь госпожу от мрачных мыслей, которые вполне могли посещать светлую голову девушки, навсегда покидающей отчий дом. Не придумав ничего лучше как заняться выполнением своих прямых обязанностей, он начал в приветливом тоне рассказывать о природе Великобритании и в частности той местности, где располагалось поместье Фантомхайв. Демон рисовал словесные картины, описывая флору и фауну тех мест, смешивая их с воспоминаниями девушки.
Узнаваемый стук колес заставил Сиэля на секунду сбиться с речи и замереть, прислушиваясь. В этой дороге он знал каждую кучку, каждый камешек. Необъяснимые эмоции захватили его, он чувствовал слишком знакомое ожидание скорого приезда домой, хотя и понимал, что это - обман прошлого, поместье навсегда перестало быть его домом. У него теперь только один кров, имя ему - Преисподняя. Но об этом думать не хотелось совершенно, а потому демон, зацепившись взглядом за какое-то дерево, вернулся к своем незатейливому рассказу. Но таймер в голове подсказывал, что до прибытия оставались считанные секунды.
И вот карета подъезжает к парадному входу в поместье Фантомхайв, кучер кричит лошадям, и экипаж замирает точно напротив двери.
-Вот и наша первая остановка, милая леди. Давайте осмотримся, пообедаем и решим, как будем двигаться дальше. Демон помог девушке выбраться из кареты, захлопнул за ней дверь и проводил в холл поместья, с трудом не поддаваясь вихрю воспоминаний.

+2

15

Газон, который еще пятнадцать минут назад был изумрудно-зеленым, поросший высокой травой, теперь выглядел как участок голой скалы. Финни схватился за голову, отшвырнув метров эдак на двадцать бутылку с пестицидами, которая неизвестным образом пролилась на землю и успела впитаться. Незадачливый садовник горестно вздохнул и поправил сбившуюся на бок, соломенную шляпу. Эх...опять я все испортил...в былые времена, Себастьян бы мне сделал старую-здоровую шишку в форме тройного пломбира, за такую оплошность. Как я скучаю по тем временам...и по графу тоже. Как жаль, что Бард и Мейлин уехали...
Двое других слуг уехали в город, сыграв свадьбу. Не прошло даже и недели после исчезновения графа, а Бардрой и Мейлин решили пожениться и уехать жить в город. Они звали Финниана с собой, но тот отказался, со слезами на глазах доказывая то, что нельзя забрасывать поместье, вдруг юный граф еще может вернуться? Так прошел месяц. Садовник продолжал ухаживать за садом, только сильнее разоряя его, от чего грустил еще больше. Он уже один раз напугал жителей окрестных деревень, своим отчаянным плачем. Ведь, ему стало так одиноко и грустно, он так соскучился по всем. А его обществом в основном были птицы и заблудшие кошки с собаками, которые стали сторониться поместья, боясь быть затисканными или ненароком раздавленными.
Тут скрипнула дверь поместья которую уже никто не открывал. Кто там?..Может быть юный граф Фантомхайв вернулся?.. Финни побежал к крыльцу, сбив по пути дерево, которое с хрустом сломалось. На пороге стояла мисс Элизабет, как всегда милая и красивая, как фарфоровая куколка. Рядом с ней стоял неизвестный молодой человек, лет двадцати семи на вид. Финниан побежал на встречу Элизабет, заливаясь звонким мальчишеским смехом:
- Мисс Элизабет, как же я рад вас видеть! наконец-то хоть кто-то сюда пришел!!! - прокричал садовник, крепко обняв девушку и закружив ее, - Если бы вы только знали, как я соскучился!!!
Поставив на конец-то Лиззи на землю, Финниан огляделся, продолжая радостно верещать:
- Вы одна приехали? А граф с вами? Может быть Себастьян? Ой, а кто это?..-удивленно вытаращив глаза, спросил мальчик указав пальцем на незнакомца, - Я вас кажется где-то видел...что-то знакомое в вас есть...
Странно, но он напоминает мне графа... совсем чуть-чуть...Финни взял Лизи за руку и глядя большими и блестящими глазами, весело и радостно поинтересовался, улыбаясь:
- Какими судьбами у нас в поместье, миледи?

+2

16

И Демон видел... На мгновенье
Неизъяснимое волнение
В себе почувствовал он вдруг.
Немой души его пустыню
Наполнил благодатный звук -
И вновь постигнул он святыню
Любви, добра и красоты!..
И долго сладостной картиной
Он любовался - и мечты
О прежнем счастье цепью длинной,
Как будто за звездой звезда,
Пред ним катилися тогда.
Прикованный незримой силой,
Он с новой грустью стал знаком;
В нем чувство вдруг заговорило
Родным когда-то языком.
То был ли признак возрожденья?
Он слов коварных искушенья
Найти в уме своем не мог...
Забыть? Забвенья не дал бог:
Да он и не взял бы забвения!..

По выражению лица Элизабет Сиэль мог только догадываться, какие безрадостные, горькие мысли сейчас витали в её светлой голове, и проклинал себя, что не подумал об этом, объясняя утром демону-легионеру дорогу к поместью Фантомхайв. Даже его - в прошлом железного графа, а сейчас и вовсе демона, пробирала дрожь, когда взору открывались новые картины его смертной жизни. Но он не мог позволить себе дать волю эмоциям, это раскрыло бы его истинную сущность. Да и кто знает, быть может, его внешняя уверенность и спокойствие помогут юной Лизи сдерживать нахлынувшие чувства. А потому Сиэль привычно уже улыбнулся госпоже и вслед за ней вошел в поместье.
Знакомый полумрак окружал незваных гостей Фантомхайв-менора, запах забытья и пыли витал в воздухе, и Сиэлю впервые пришла в голову мысль о том, какую нечеловеческую работу выполнял здесь Себастьян, если за месяц отсутствия дьявольски хорошего дворецкого идеальный дом превратился в такой памятник прошлого. Поддавшись минутному желанию, демон прошел к окну и отодвинул плотную тяжелую занавеску, позволив солнечным лучам проникнуть в холл. Этой же участи подверглись и остальные окна помещения, и потоки света выделили из полутьмы клубы пыли настолько плотные, что Сиэль испугался, как бы не помешали они дышать его смертной спутнице. Он поспешно открыл окно, запуская свежий воздух в помещение. Демон оглянулся на свою госпожу и понял, что пыль ей сейчас явно не помешает. Юная леди выглядела так, словно находится далеко отсюда, здесь, в поместье Фантомхайв, находится только её бренное тело, и только еле уловимый запах обетованной души уверял Сиэля, что внешность обманчива. Её шепот, который, конечно, не остался тайной для нечеловеческого слуха личного учителя, был словно сигналом к действию - девушку нужно было немедленно выводить из этих печальных мыслей, ведь жизнерадостная Элизабет Мидлефорд крайне редко впадала в столь глубокую печаль, и в прошлый раз это, помнится, чуть не довело её до Суда. Странные мысли закрутились в голове демона. Интересно, а сочли бы её смерть насильственной? Быть может, она смогла бы стать жнецом - ангел при жизни, не заслужившая Ада, покончившая с собой и отрезавшая себе путь в Рай... Но на философские размышления о том, чему не суждено случиться, не было времени, а потому демон максимально живым голосом заговорил с девушкой. Задумка удалась, по крайней мере, Элизабет отреагировала на его слова и даже попыталась сыграть роль веселой беззаботной леди. Быть может, она и убедила бы смертного, но только не его, а с дрожью рук и надрывом в мыслях нужно было что-то делать. А потому демон подошел к своей госпоже и, заглянув ей в глаза и на секунду позволяя демоническим огонькам проскочить в глазах (и, неуловимо для человеческого глаза. осветить пентаграмму) в знак его силы как гаранта её спокойствия, взял её руки в свои и осторожно сжал, успокаивая дрожь.
-Моя милая леди, со мной Вы всегда можете играть любую роль, но помните, мы связаны не человеческими отношениями, а потому Ваши истинные чувства никогда не будут для меня загадкой, ведь я не обыкновенный учитель.
Демон отступил на шаг и, улыбнувшись, приступил к ответу на заданный вопрос.
-Думаю, начать осмотр можно с личных комнат последнего главы семьи Фантомхайв, быть может, у него сохранились документы о цели путешествия. Сиэль знал, что никаких бумаг на столе нет и быть не может, но смерть не меняет почерк, а значит, их можно будет воссоздать. Кроме того, он хотел оказаться в своем кабинете, всё-таки за месяц демоническая природа не убила в нем всё человеческое. Но стоило ему закончить фразу, как откуда-то послышался до жути знакомый шум шагов и треск и грохот уничтожаемых по дороге предметов. Не успел демон осознать, что же происходит, как в холле показался светловолосый юноша, в котором без труда можно было узнать Финниана, садовника Фантомхайв-менора. Но мог ли узнать его новый личный учитель Элизабет Мидлефорд? Об этом не могло бытьи речи, а потому демон, как порядочный сопровождающий юной леди, приблизился к ней с серьезным лицом. Он хотел было заградить садовнику путь к юной госпоже, но, на его счастье, Финниан с свойственной ему доброжелательностью заговорил с Лизи, показываю свою безопасность, и Сиэль замер, ожидая своей очереди быть замеченным. Когда же наконец Финни обратился к нему, он поклонился и с улыбкой заговорил.
-Сомневаюсь, что мы могли встречаться, я совсем недавно прибыл в Великобританию по просьбе маркизы Мидлефорд и стал личным учителем госпожи Элизабет. Хотя, быть может, мы и виделись на осенней ярмарке. Дориан МакКормик, к Вашим услугам. Немного помолчав, он приступил к рассказу. предупреждая вопросы садовника.
-В настоящий момент мы занимаемся поисками информации о последнем путешествии последнего хозяина этого поместья, графа Сиэля Фантомхайва. Собственно, поэтому мы и здесь. Не могли бы Вы поделиться с нами всем, что известно Вам?

+2

17

Радость от встречи с юной Элизабет Мидлефорд мгновенно развеяла печаль садовника от очередного умершего сегодня утром дерева - последнего на аллее возле левого крыла поместья. Милая невеста юного господина, казалось, одним своим присутствием освещала холл поместья, наполняя её давно забытым, но таким привычным звонким голосом, который эхом разносился по всем уголкам помещения. Всё это напоминало Финниану времена минувшие, безвозвратно ушедшие, хотя в глубине души парень всё ещё надеялся, что однажды граф вернется, приедут Мейлин и Бард, и они заживут, как прежде... Быть может, даже Танака-сан найдется. Но что-то подсказывало Финни, что этому не бывать, а потому в груди защемило от тоски. Но не таким человеком был садовник семьи Фантомхайв, чтобы угасать в унынии или вообще расстраиваться, когда можно радоваться. А потому эмоции, полученные от встречи с мисс Мидлефорд, занимали юношу целиком и полностью, на лице сияла счастливая улыбка, глаза горели забытыми уже за этот месяц живыми огоньками. Однако человек, прибывший вместе с ней, смущал и настораживал, Финниан не любил незнакомцев, а от этого словно веяло холодом, да так, что садовника передергивало от одного взгляда человека, представившегося Дорианом МакКормиком. Но раз он приехал с мисс Элизабет, а она к нему так по-доброму обращается, ему можно доверять.
-Я не был на ярмарке, но быть может, я обознался. В любом случае, рад знакомству! И всё-таки, что-то есть в нём от господина...или это просто я так хочу его увидеть. -Я Финниан, садовник семьи Фантомхайв. Но стоило юноше услышать причин визита невесты его юного господина, как веселость испарилась, на глазах проступили слёзы.
-Юный господин.... В тот день он был как-то необычайно немрачен, словно избавился от тяжкого проклятья. Се...Себастьян тоже вел себя необычно - давал нам наставления, будто уходил навсегда, говорил слушаться...слушаться боччана и выполнять свою работу. А потом... - слова Финниана перемежались с всхлипываниями - потом господин в весьма хорошем расположении духа велел подать экипаж, сел в него и... и сказал, что уезжает навсегда, а с этим поместьем - садовник обвел руками пространство вокруг него - мы вольны делать, что пожелаем... Он был как будто радостен, мне казалось, ещё немного - и он улыбнется, я никогда.... никогда не видел его таким! И они уехали, уехали вдаль, мы смотрели вслед, пока карета не скрылась из вида, а потом Танака-сан напомнил, что пора возвращаться...  Речь юноши становилась всё менее разборчивой из-за слёз, и какое-то время он просто молчал, вспоминая тот страшный для него день, когда он первый и последний раз видел своего господина и его дворецкого в совершенно несвойственном им расположении духа. Но вспоминая вопросы и слова гостей, он нашел в себе силы продолжить.
-А через несколько дней мы узнали, что все приближенные графа получили подарки в память о нём - Сиэле Фантомхайве, погибшем 26 августа 1889 года, в возрасте 13 лет... Тела не нашли, никто не знал, какая смерть настигла юного господина, а потом как-то так все порешили, что карета упала с обрыва... Но я не верю, не верю в это! Юноша сорвался на крик, слезы брызнули с новой силой, но он немигающими глазами смотрел на гостей. -А вы... вы верите, что боччан действительно погиб? Милая, милая мисс Элизабет, как хорошо, что Вы не оставляете эту странную смерть без внимания! Я надеюсь, у Вас получится всё узнать! Ах, как бы я хотел поехать с вами, но все слуги оставили поместье, а я не могу, не стану предавать память о графе, его дом, его воспоминания! Но обещайте, обещайте, что расскажете мне всё, что узнаете, госпожа Элизабет!... В пылу эмоций юноша и не заметил, как пропало всё смущение перед незнакомцем - слишком важной была тема разговора. Но высказав всё, что так долго держал в себе, Финниан сообразил, что должен бы принять гостей со свойственным Фантомхайвам гостеприимством. А потому он, смахнув слёзы запачканными в земле пальцами в перчатках, заговорил как мог спокойно:
-Быть может, вам нужно отдохнуть с дороги? Несколько комнат я постоянно убираю, да и на кухне порядок - ну, тут Финни, конечно, приукрасил, но готовить на ней можно было без проблем - я могу подать чай или просто провести вас в комнаты для отдыха, если вам это будет угодно.

Отредактировано Finnian (2012-04-02 02:07:59)

+2

18

Говорят, демоны не знают ни усталости. ни сострадания, ни удивления, фактически, все чувства и эмоции чужды этим древнейшим созданиям, видевшим мириады жизней, самых ярких и удивительных. Но всё великое и вечное начинается с малого. Так, Элизабет Мидлефорд - первая душа юного демона Сиэля Фантомхайва - имела все шансы оказаться и самой удивительной душой в его жизни. Логика девушки была неподвластна слуге Тьмы, и он мог бы многое ответить юной госпоже на её вывод о необходимости улыбки, но... Не стал. Просто промолчал, сочтя эту тему не самой подходящей в тот момент. Пусть улыбается, если это привычно для неё, пусть улыбается, если это позволяет верить, что ничего не изменилось, пусть улыбается, если это дает ей надежду, демон готов был перестроить весь мир, чтобы эта девочка хоть на минуту забыла, что её жизнь никогда не вернется на круги своя, что она обречена и полностью находится в его руках, что её мечты никогда не станут реальностью... Сиэль не знал, отражается ли в глазах демона боль, но знал, что, будь он человеком, глаза бы потемнели и наполнились звериной тоской. Он просто наблюдал за юной госпожой, осматривающей комнаты и уже о чем-то другом говорящей.
Финниан вывел его из мрачных размышлений, позволяя отвлечься. Радостный звонкий голос загонял боль глубоко внутрь Сиэля, он же просто отдыхал, понимая, что с легковерным садовником договориться будет крайне просто. Но... демон совершенно не был готов к такой реакции непутёвого слуги. Он просто стоял, забывая дышать, чем иногда баловался, чтобы не пугать Элизабет. Просто слушал искренние слова, которые вместе со слезами выливались из садовника, и не мог осознать. Кажется, подобное он испытывал в жизни лишь однажды - тогда. кажется, сотню лет назад, когда Аберлейн предложил ему свою помощь... Он видел человека. беззаветно и искренне преданного ему, не потому, что Фантомхайвы управляют преступным миром Лондона, а просто так. Только если в тот раз месть, проклятье проданной Дьяволу души мешало ему с благодарностью принять эту помощь, сейчас он видел искренность горе-садовника и чувствовал, что каждая невинная слеза этого парня разъедала и без того прожженную пламенем Преисподней сущность демона, и нечему было сдерживать это странное чувство - не было ни маски каменного графа, ни репутации дьявольского дворянина - только юная госпожа рядом. Но проявление слабости сейчас будет очень некстати, с чего бы демону-учителю проникаться словами мальчика? Сиэль извлёк из нагрудного кармана пиджака носовой платок и протянул его садовнику.
-Конечно, мы сделаем всё, что в наших силах, и обязательно сообщим Вам всё, что нам удастся узнать. Похвально, что Вы не покидаете поместье на произвол судьбы, Вы действительно хороший садовник, господин Финниан. Что же касается чая... - демон перевел взгляд на Элизабет - моя госпожа, как Вы смотрите на отдых? Нам предстоит тяжелый и долгий путь. Вы же, господин Финниан, можете не беспокоиться, я сам сделаю чай и выполню необходимую работу. ведь я - личный слуга, а Вам, как садовнику, совершенно не обязательно заниматься домашней работой. И в любом случае, чай для Вас - меньшее. чем я могу отблагодарить Вас за столь подробный рассказ.

+1

19

вот это - маленький, леди Элизабет... простите, на большее не способен...

Одной из примечательных особенностей Финниана была способность быстро расстраиваться и так же легко забывать грусть. Вот и сейчас вся горечь прошедшего месяца, проведенного в одиночестве, вытекла со слезами и яркими речами, и садовник с каждой минутой чувствовал себя всё лучше и лучше, слова мисс Элизабет и её слуги утешали и успокаивали юношу. Он мгновенно поверил им и даже проникся предрасположенностью к её спутнику. Он видел, что леди Элизабет тяжело даются эти слова, но она верит, а значит, и он должен верить. В конце концов, какой же он садовник семьи Фантомхайв, если не способен на радостную улыбку и веру даже в самый отчаянный момент? Эта мысль отозвалась новой тоской - Финни понимал, что он уже не садовник семьи Фантомхайв, что эта ветвь семьи прервалась, когда погиб его хозяин. Но раз жива надежда, нужно поддерживать её всеми силами. К концу речи Дориана садовник уже сиял приветливой улыбкой, а когда заговорила и леди Элизабет, ловил каждое её слово как оплот истины и веры. Как это кстати, что он предложил приготовить чай, значит, я смогу поговорить с мисс Элизабет ещё какое-то время...
-Это было бы замечательно, потому что садовник на кухне - не самая приятная картинка, ниии.
В кабинет господина?... Я не был там с самого дня его отъезда, быть может, Мейлин и убиралась там когда-то, но и она давно уехала.... Нет, я не хочу идти туда, я и при жизни господина не так часто бывал там... Финниан несознательно замотал головой в знак нежелания следовать за гостями.
-Я, наверное, подожду вас здесь. Или займусь лошадьми, им же тоже нужен отдых! Если понадоблюсь, позовите...
Но от последнего вопроса мисс Элизабет Финни замер. Она спрашивает, верю ли я? Она не уверена? Неужели?... Нет, я должен поддержать её веру, должен, ради светлой памяти господина!
-Конечно, верю, леди Элизабет! Мы не получали подарка, не знали даже о похоронах, от нас он просто уехал, но никак не ушёл в иной мир! И поэтому, пока нет никаких доказательств, я верю, что он жив. И что однажды... однажды он обязательно вернется!

Отредактировано Finnian (2012-04-22 10:33:18)

+2

20

Статистика говорит, что у каждого суицидника в среднем остается 7 человек, которым он по-настоящему дорог. Но, конечно же, ни один из тех, кто добровольно покончил с жизнью, не верит в это. Сиэль Фантомхайв заключил контракт с демоном в раннем возрасте, но уже тогда он понимал, что единственные люди, которым была важна его жизнь, его счастье, умерли в пожаре. Годы жизни после этого лишь укрепили мнение графа на этот счёт. Единственная заботливая родственница была убита на его глазах, ветреная невеста, по его мнению, должна была забыть о нём через пару недель, а остальным не могло быть до него никакого дела, разве что до его денег и влияния.
Но сейчас он стоял за спиной Элизабет и слышал её разговор с когда-то его садовником, и чувствовал, как что-то оживало в проклятой душе, оживало с нечеловеческой болью, и демон медленно, но верно понимал, что от этой боли он не избавится никогда. Проклятый за вечную жизнь, обреченный на это заботливым Алоисом Транси, теперь он мог только сдерживать эмоции и привыкать к боли. Искренние, простые слова Финниана и Лизи полосовали душу, а вернее, то, что остается от неё у демонов, сильнее мечей архангелов. Сиэль, конечно, за бытие демоном не сталкивался с ними, но был уверен, что хуже этого ничего быть не может.
Из рассуждений демона вывело обращение Элизабет.
-В кабинет? Как прикажете, моя госпожа, если это - Ваше желание, я исполню его с радостью. Но сначала я всё же приготовлю чай, быть может, Вы пока что начнёте осмотр кабинета, а я принесу туда всё необходимое? Помолчав немного, демон подвел итог. -В любом случае, скоро вернусь с чаем и найду Вас, мисс Элизабет. С этими словами Сиэль развернулся и вышел из зала в кухню.
Наконец оказавшись в одиночестве, Сиэль с силой стукнул кулаком по деревянному кухонному столу. К удивлению демона, она выдержала. Видимо, была сделала с учетом особенностей прислуги семьи Фантомхайв... Какое им всем дело до истинной причины моей "смерти"? С ума посходили, что ли? Хорошо хоть Мейлин и Бард уехали, сделав правильный выбор... Почему Финниан остался в поместье? Дурак, ему ведь дана свобода... Мысли о странной цене за душу Элизабет давно терзали голову демона. но он приказал себе не думать об этом и готовить чай. Кстати, как это делается, знать бы... Сиэль извлёк чайный сервиз и, поставив воду на огонь, как как-то раз в дни его бытия человеком делал Себастьян, оглянулся в поисках чая. Коробочки с листьями обнаружились довольно быстро, и Сиэль впервые задумался о том, какой чай по душе Элизабет. Не долго думая, он выбрал ту коробочку, где была прописана подробная инструкция по заварке чая. Следуя ей с демонической ловкостью, юноша справился всё-таки с приготовлением чая. Он вышел из кухни и, не найдя в зале никого, оставил чашку Финниана на столике и поднялся в когда-то свой кабинет.
Стоило ему войти, как в нос ударил еле уловимый, но такой привычный запах покоев главы семьи Фантомхайв. Здесь ничего не поменялось со дня его отъезда, даже Мейлин, на счастье. не пыталась протереть здесь пыль. Демон вдохнул его и чуть не начал чихать от пыли, а потому оставил затею подышать здесь. Элизабет была в комнате, а потому он, привычно чуть поклонившись, заговорил.
-Ваш чай, моя госпожа. И, с Вашего позволения, я открою окно - девушке совсем ен полезно дышать пылью и затхлостью.

+2

21

Демон наблюдал за своей госпожой с какой-то слишком уж человеческой теплотой, окрашенной горечью того, что этой душе осталось гореть совсем недолго. Противоположности притягиваются, это закон жизни, любое существо в этом мире в других привлекает то, чего нет у него самого. Так и Сиэля, после смерти сумевшего наконец увидеть сердце и душу его невесты, удивляла и притягивала эта искренность, с которой девочка говорила, думала, действовала, эта честность и простота, которых никогда не было у главы проклятой семьи Фантомхайв. И он, словно пытаясь наверстать упущенное, стремился окружить её заботой и уверить в том, что только так, как это делает она, и стоит жить. Потому он, осторожно стряхнув пыль со стола. чтобы она не разлетелась по комнате, поставил поднос с чаем на когда-то свой собственный рабочий стол и отдернув штору, открыл окно. Подумать только, никогда раньше я не делал этого сам, ведь Себастьян всегда открывал его утром и закрывал, когда я ложился спать... Что же, вот тебе и смена декораций и амплуа.. Лучи солнца высветили из сумрака кабинета столбы пыли, пришедшие в хаотичное движение, стоило свежему воздуху проникнуть в кабинет. Запах воспоминаний выветривался из комнаты, словно выметая прошлое их самого сердца дома... и из самого сердца демона, если, конечно, у них это сердце есть.
-Конечно, моя госпожа. Сиэль встал за спиной Лизи и, согласно приказу, осмотрел полки, на которых не было ровным счетом ничего интересного, кроме причудливых узоров пыли на старых бумагах, чернильницах и прочей бесполезной ерунде. Он находился совсем рядом с девочкой. а потому негромко спросил. -Но, если Вы позволите... Что Вы хотите найти там? На предмет чего мне осматривать полки? Демон был практически уверен, что у неё нет ответа на этот вопрос, но он уже зарекся полагаться на свои предположения, когда дело касалось Элизабет, а потому решил всё же выждать несколько десятков секунд. -Быть может, Вы лучше сами посмотрите? Кто как не демон семьи Мидлефорд сможет стать прекрасной стремянкой для свой госпожи? Он чуть улыбнулся, понимая, что практически скопировал фразу Себастьяна. Что же, пусть думает, что однообразные ответы входят в обязанности слуг-демонов.

+2

22

Сиэль не уставал удивляться, как вышло так, что за долгие годы общения с невестой он не видел в ней ничего, кроме плаксивой надоедливой родственницы, готовой разнести поместье в любую минуту и наводящей страх даже на его весьма оригинальную прислугу. Где была эта милая, искренняя. наивная девушка, отважно сражающаяся сейчас с коварством демонов во имя светлой памяти о пропавшем женихе? Мальчик никогда не видел её, не замечал, быть может, никогда не обращал внимания, не пытался даже найти в ней что-то подобное. Быть может, это моя смерть сделала её такой?... Звонкий голос Элизабет отвлек демона от странных и совершенно нелогичных (кажется, это передается воздушно0капельным путём) мыслей.
-Способности? Моя госпожа, я всего лишь Ваш слуга, не более того. Любой Ваш приказ я смогу исполнить, но всех своих способностей не знаю даже я сам, они ограничиваются лишь Вашими желаниями. Легкая улыбка уголками губ, такая, что девочка. быть может, и не заметит её, поглощенная своими мыслями.
-Вы хотите, чтобы я проверил кабинет на предмет тайных ящиков или "чего-то такого"? - демон повторил слова девочки, выискивая в них приказ, чтобы не нарваться на неудобные ему указания Элизабет - в этом кабинете, бывший граф знал, есть только один тайник, в который Лизи лучше не соваться, ибо тогда тайное мгновенно станет явным. Но не только об этом думал демон, когда захотел вытащить из рассуждений девочки что-то, похожее на приказ. Хороший демон-слуга не только выполняет приказы, но опережает желания смертного. Но зачем это? Мальчик и сам не мог дать себе ответа, ведь ему, созданию Тьмы, не должно быть дела до терзаний души, принадлежащей ему по праву контракта. Сам отдал себе приказ, выполняй... Демон осмотрелся для виду, закрыл глаза и произнёс.
-В этой комнате нет ничего, что пошло бы нам на пользу. По сути, демон не лгал, от того, что лежало в потайном ящике стола, девушке было бы только хуже, ведь условие контракта было бы выполнено. -У Сиэля не было здесь ни тайников, ни скрытых дверей, ни двойных ящиков. На всю комнату один тайник, и тот достался по наследству и последнему Фантомхайву не принадлежал.
-Но осмотреть все полки Вам ничто не мешает, быть может, Вы найдете то, что может помочь делу. С этими словами демон, учтиво поклонившись, взял девочку на руки и легко посадил на плечо - Себастьян как-то учил его, ведь оба они знали, что рано или поздно Сиэлю нужно будет стать идеальным демоном. Но кто же мог предположить, что дьявольски хорошим слугой он станет для той, чью душу пророчили в ангелы...

+2

23

Игра затягивала демона, ведь условия менялись каждую секунду. Девочка говорила то, что думала. а предсказать ход её мыслей было выше сил простого демона, и он не мог заранее предположить, как проще уйти от истины, не обманув госпожу. Своеобразный квест, сражение лукавства и простодушия, которое, как показывает статистика, крайне редко оканчивается в пользу первого, или, как в добрых детских сказках, обманщика ждет наказание и, после раскаяния, светлое будущее. Но какой демон поверит статистике и тем более добрым сказкам? Тем более что рано или поздно Сиэль все равно проиграет, но вот счастливой жизни после всего этого ему точно не светит...
-Мои способности, как я уже говорил, ограничены лишь Вашими желаниями - я исполню любое их них... Любое-любое, - подумав, добавил демон, предупреждая следующий вопрос Лизи. И да, это мило... Удивительно, но сейчас эта мысль не казалась Сиэлю раздражающей, наоборот, он мог бы мысленно улыбнуться себе... Не будь он демоном с прошлым Цепного Пса.
Трепетно относился к своему кабинету?.. Милая Элизабет, неужели ты и на это обращала внимание?.. Сам демон не помнил особенных чувств к этой комнате, разве что дань памяти о погибшем отце да символики главы семьи Фантомхайв.. Сейчас демону казалось, что всё это было в прошлой жизни и вообще не с ним.
Однако любопытные и необдуманные вопросы делали игру всё острее, заставляя тормозить на поворотах. Дьявол, простота хуже воровства...
-Тайник Сиэля Фантомхайва? Здесь нет тайников, принадлежащих последнему главе семьи Фантомхайв. Демон и сам не был уверен, что не обманул сейчас свою госпожу, но другого ответа на столь прямой вопрос придумать не смог.
Девочка оказалась непривычно легкой - юному графу при жизни легкой, признаться, могла показаться только шахматная фигура. Удерживать было просто, хоть она и в своих благородных порывах разглядеть всё и вся постоянно норовила свеситься и потерять равновесие. Но её поиски. похоже. не обвенчались успехом - через какое-то время демон спустил её на (грешную землю) пол, и на её милом личике было написано разочарование. Но только успел демон подумать о том, что нужно сказать что-нибудь ободряющее, как отблеск гениальной идеи осветил лицо Элизабет, вызвав у слуги мысленную дрожь. И когда чутьё обманывало демона...
Изображая "получение информации свыше", демон на пару мгновений прикрыл глаза.
-Да, милая госпожа, он вел дневник. И, если позволите, я непременно займусь его поисками, но Вам, я полагаю, лучше пока попить чай в менее пыльной комнате, думаю, садовник семьи Фантомхайв с радостью составит Вам компанию.
С этими словами демон, не давая девочке опомниться, вывел её из комнаты, не забыв захватить чай, оставил её в компании Финниана, привычно поклонившись, и удалился "на поиски", отчаянно надеясь, что садовник заставит Лизи на какое-то время забыть о дневнике.

+1

24

ни слова о кризисе, милая Элизабет...

Постепенно Финниан привыкал к тому, что рядом с ним впервые за месяц находятся живые люди - первая волна эйфоричной радости схлынула вместе с слезами переживания о судьбе юного господина. Он направлялся к экипажу семьи Мидлефорд, а в голове ещё звучали его собственные слова. Он обязательно вернется... Кого я обманываю? Даже если граф жив, он уехал от нас навсегда, это было видно по его глазам в тот день...Садовник до сих пор помнил то утро в мельчайших деталях, как будто это было только что - необычное настроение юного господина, его безэмоциональные. но такие серьезные слова... А граф Фантомхайв не шутит и не меняет своих решений, Финниан верил в это неукоснительно. Струйки слёз бессилия снова потекли из глаз, унося прочь пустые надежды и глупую уверенность. Мейлин и Бард молодцы. что уехали... Но я не могу бросить поместье.
Финниан на автомате занимался лошадьми, от расстройства даже не проливая воду и не разрывая поводья - он вообще не сделал ничего бесполезного, но даже не заметил этого. Нужно придумать поместью новое назначение... Быть может, написать кому-нибудь из дальних родственников господина? Хотя, если до сих пор никто не нашелся на пустующий особняк, вряд ли найти нового владельца будет просто... Садовник семьи Фантомхайв не был бы самим собой, если бы не наступил-таки в чан с водой, но сапоги спасли от влаги, а сухая погода - от необходимости менять воду лошадям. Юноша возвращался в поместье, прикидывая возможные планы дальнейших действий. Раз я не покину поместье. нужно как-то использовать его, иначе долго не прожить. Идею сажать овощи в саду и выращивать скот в парке Финниан отмёл мгновенно - уж что-что, а трезво оценить свои возможности он мог да и что-то внутри не позволяло ему так опошлить поместье. Может, сделать его музеем?.. Или сдавать дом на сезоны? А может, сделать гостиницу? Десятки вариантов, которые стоило с кем-то обсудить...
Вернувшись в комнату, он обнаружил остывающий чай, который, очевидно, оставил ему слуга мисс Элизабет. Только он опустился в кресло, как и сама малышка Мидлефорд вошла в холл и в привычно-миленькой манере защебетала что-то о чае. Предыдущая фраза была обращена к Дориану, и Финниан непременно заинтересовался бы ей, не будь он так увлечен мыслями о грядущей жизни. Кандидатуру Лизи на роль той, с кем можно обсудить эту грядущую жизнь, садовник даже не рассматривал, ведь четверть часа назад он уверял её, что верит в возвращение Сиэля.
-Да, спасибо, чай просто замечательный! Думаю, Вам тоже понравится. Садовник вскочил, чудом не разлив чай, а только задев край стола, отодвинул кресло и помог девушке сесть. Затем вернулся к своему месту, крайне осторожно сел и улыбнулся гостье.
-Мисс Элизабет, скажите, а Вы надолго в поместье? Быть может, и на ночь останетесь?

+2

25

Демон мог только удивляться тому, как быстро на прелестном личике девочки сменялись радость и грусть, улыбка и уныние, ожидание, печаль и надежда. Столько искренних, ярких чувств за считанные минуты, такие яркие реакции на каждое слово, каждое событие - даже в годы бытия человеком Сиэль не испытывал такого количества эмоций за месяцы.
-Конечно, моя госпожа, как прикажете.
Несколько мгновений - и демон остается в кабинете один. Выждав пару секунд, он медленно подходит к столу, интуитивно на ощупь находит тайник, привычным движением извлекает небольшую книжонку в обложке из плотной, тугой ткани. Сиэль не мог припомнить за собой особой привязанности к дневнику, но сейчас легкая волна дрожи пробежалась по его спине, когда он провел указательным пальцем по корешку, мягко дотронулся до кромок страниц - потертых от времени, ведь дневник, как и тайник, принадлежал когда-то отцу. Открыл первые страницы, сам того не заметив, погрузился в чтение первых страниц, написанных резким почерком Винсента. Его заметки носили скорее деловой характер, и только одна запись была очерком того, что происходило в тот вечер в поместье Фантомхайв. Почему-то раньше Сиэль никогда не обращал на неё внимания - он никогда не читал дневник раньше, а только писал в нём, не позволяя себе перелистнуть страницу назад. Только вперед, пока ты переживаешь о своем прошлом, настоящее утекает... Сиэль и сейчас помнил этот свой принцип, но теперь его настоящее не было ограничено контрактом, и он мог позволить себе просто погрузиться в то время, что кратко описал отец...
Возвращение в реальность оказалось нелегким делом - демон чувствовал, что там. где у людей бывает душа и сердце, у него сейчас появились шипы, а может, когти, и они вгрызались в плоть, болью отвлекая от человеческих эмоций. Демону чужды чувства и переживания смертных, и природа, похоже, решила напомнить об этом Сиэлю, юному сыну Тьмы. Тихо шипя, он осторожно сплюнул кровь, притекшую к горлу, и закрыл книжку. Не стоит совершать непродуманных действий, демон не имеет на это права...
Медленно он прогонял в голове приказы Элизабет, рассчитывая, как быть и что делать дальше. Светлый голос девочки звенел в разуме когда-то графа, и н против воли своей мысленно улыбался. Тогда вы всё-всё, что прочитаете, всё расскажете! Всё, что прочитаю... Подумав. демон не глядя оторвал три последних страницы - листы запачкались в его собственной крови. оставшейся на руках, но это не имело значения. Не читая ни символа, демон убрал их во внутренний карман. Потом он, как подобает хорошему слуге, тщательно и вдумчиво прочитал собственные строки, проклиная себя за по-детски корявый почерк. Краткие заметки о каких-то действиях Себастьяна - в первое время граф пытался анализировать действия дворецкого, однако вскоре забросил это бесполезное дело. Потом к записям добавились заметки об учителях, мальчик просто скидывал все типичные для детей эмоции в дневник, чтобы не рушить маску маленького взрослого графа. Сиэль хотел уже было порадоваться, что дневник не сократит жизнь юной Элизабет, как запись на одной из последних страниц (перед теми, что он удачно вырвал) разрушила все иллюзии. "Он все выполнил. И вечно этот его довольный вид. Чертов демон..." В порыве злости он ударил кулаком по столу, да так, что столешница треснула и только из-за мощной конструкции не разломилась на части. Звук удара мгновенно привел юного демона в чувство, он посмотрел на дверь, надеясь только, что она не выпустила шум из комнаты. Что же, значит, моя госпожа приближается к разгадке... Ненависть к самому себе просыпалась в каждой клетке человеческого тела, в каждой нити демонической сущности. Зачем я стал читать его, зачем... Мог бы остановиться на трех страницах, и все было бы прекрасно! Она бы жила дальше. ещё, быть может, достаточно долго... Хотя, черт возьми, кого я обманываю. Я должен помочь ей достичь её цели,а не сбивать по ходу расследования, это ведь её желание, настолько сильное, что она, не теряясь, отдала за него душу... Противоречивые мысли раздирали сознание на части, демон с трудом подавил низкий рык, с которым столкнулся в своей жизни впервые. Она не осознавала, что делает, она будет более счастлива, если не узнает правды и умрет от старости или лихорадки... Но кто я, демон, призванный исполнить желание в обмен на душу, или личный слуга, который должен заботиться о счастье и здоровье госпожи?.. И что важнее?.. В глубине того, что у демонов заменяет душу, Сиэль знал ответ на этот вопрос, но отвечать не было смысла, ведь выбора судьба не предоставляет, и как бы он не хотел стать именно защитником счастья девочки, ему была отведена роль палача. Резкая боль пронзила каждую клетку тела, обжигая яростью демонической сущности - снова разум и сердце Сиэля шли против природы. Нужно прекращать думать об этом, а то я рискую второй раз умереть для Элизабет...
Дневник был убран в другой карман, демон быстрым шагом вышел из кабинета. предварительно очистив руки. Он вернулся в холл и, неглубоко поклонившись, сел в свободное кресло. Он слышал разговор из кабинета. а потому решил ответить на все вопросы в небольшую паузу между речами садовника и Элизабет (о да,эти паузы все же случаются, и кто, как не демон семьи Мидлефорд, способен обнаружить их)
-Я рад слышать, что смог угодить вам. Что же касается нашего пребывания здесь, думаю, моя госпожа, всё полезное, что мы могли получить здесь, уже в наших руках, поэтому, если Вы хотите продолжить расследование, думаю, нам стоит отправляться, как только Вы отдохнете.

+2

26

потому что вот что такое кризис:

Долгие недели одиночества были для садовника сложным испытанием, а потому сейчас он спокойно пил теплый вкусный чай, слушал мирное щебетание Элизабет и наслаждался тем, что в голове его наконец появились правильные мысли, и это состояние можно было даже назвать умиротворенным счастьем. Он знал - нужно написать Барду и Мейрин и, если они согласятся, поговорить с ними о планах на поместье. Если удастся, найти и Танаку. Думая об этом, он с легкостью отвечал на вопросы девушки, меня темы, как перчатки.
-Поначалу Бард и Мейрин помогали, а сейчас я занимаюсь только садом и общими делами, и это не так сложно, мисс Элизабет. Садовник семьи Фантомхайв способен на это, во всяком случае. Незатейливая улыбка мелькала на лице парня, путаясь с тоской и серьезными мыслями.
Как только слуга Элизабет вошел в комнату, Финниан по привычке привстал и хотел уже было отодвинуть перед гостем кресло, но вовремя вспомнил, что тот - слуга, да и сделает это куда более ловко и аккуратно, чем сам садовник. А потому он, улыбнувшись, сел на место и стал слушать Дориана. Улыбка испарилась с лица Финни, ему очень не хотелось терять гостей, которые только недавно приехали к нему - первые за долгие недели одиночества.
-Как же так, даже не останетесь на ночь? А где же вы будете ночевать?.. Садовник переводил взгляд с кукольного личика Элизабет на серьезное лицо её слуги, надеясь, что они передумают, ведь он так мечтал провести хоть одну ночь в поместье, когда тут снова будет слышно чужое дыхание.
Но этому, кажется, не суждено было случиться...

+2

27

Демон переводил взгляд с одной светлой головы на другую, теряясь в противоречивых мыслях. Остаться на ночь... подарить ей спокойную ночь, кто знает, к какому выводу она придет после моего отчета, быть может, она станет последней... От одной мысли об этом тело пронзила странная боль, противоречащая той, что порождена природой демона, но от этого лишь более сильная. Он просто не мог представить себе, как душа медленно ускользает из этого тела, огоньки жизни покидают прекрасные глаза, девочка, все время находящаяся в нетерпеливом движении, замирает... Наверное, именно эти чувства, ещё не оформившиеся в тот день даже в четкие мысли, не позволили Сиэлю когда-то допустить падение Элизабет на прибрежные камни. Но, что бы это ни было тогда, сейчас он должен ответить за это - перед вверенной ему душой, перед Дьяволом, перед самим собой, и последнее, кажется, самое сложное. Демон почти физически ощущал, что не может просто отпустить жизнь этой девочки, поглотить её душу и спокойно пойти дальше. Быть может, это и есть испытание демона, которое он не сможет не выдержать, но которое лишит его чувств, эмоций и связи с прошлым?...
Как бы то ни было, с этим теперь нужно смириться и, по возможности, бороться. Не забывая вовремя подогревать чай и разыскивать место для ночлега, проверяя, чтобы одеяло госпожи было чистым, целым и достаточно теплым. Фраза, произнесенная тихим настороженным голосом, однозначно не долетела до садовника, если он, конечно, не напряг слух в этот момент, но по его лицу было видно, что его мысли роятся в где-то совсем в других степях. Так же тихо, чтобы Лизи смогла услышать, демон ответил:
-Я нашел всё, что может дать нам этот дом, моя госпожа. Ни словом больше, лучше избегать лишних звуков, они потом здорово могут ударить по его целям, существенно сократив жизнь девочки.
И всё-таки он не мог не улыбнуться мысленно, когда противоречивые мысли разыграли настоящий спектакль на прелестном личике Элизабет, пока она приходила к сложному решению. Он заранее решил поддержать её в любом случае, нахально даже свалив всю тяжесть решения на хрупкие аристократически-бледные плечики юной маркизы, впрочем, готовый в любую минуту поддержать её и физически.
-Я устану не раньше, чем Вы прикажете мне сделать это, моя госпожа. И, если нас больше ничто не задерживает в поместье Фантомхайв, нам стоит ехать дальше. Это решение демон вычленил из сомнений, написанных на лице Лизи - острое желание ехать дальше, искать, узнавать читалось во всех её жестах, интонациях и позе, но боязнь обидеть садовника... Пусть лучше это сделает слуга, тем более что Сиэль за много лет жизни в поместье привык обращаться и не так со своими слугами.
Увидев, что чашки Финниана и Элизабет опустели, он собрал посуду со стола и, легко поклонившись, вышел в кухню. Через пару минут демон вернулся и, чуть улыбнувшись садовнику, заговорил:
-Разрешите выразить Вам благодарность от лица дома Мидлефорд, господин Финниан. Я уверен, Вы справитесь со всеми сложностями, которые встанут на Вашем пути, ведь у Вас открытое и доброе сердце, которому по плечу любые преграды. Пафосно-добрая речь, призванная отвлечь внимание сентиментальных особ и сократить время прощания, отзвучала, и демон приоткрыл дверцу кареты, пропуская госпожу вперед. Улыбнувшись напоследок садовнику, он сел вслед за Элизабет и коротким окриком известил кучера, что можно отправляться.
Карета неспешно тронулась, и Сиэль всмотрелся в зеленые глаза девушки, которая когда-то была его невестой. Предчувствуя множество вопросов, из которых, быть может, очень сложно будет выпутаться, демон заговорил сам.
-Я выполнил Ваш приказ, госпожа. Среди того, что я прочитал в дневнике юного графа Сиэля Фантомхайва, было всего несколько интересных моментов. К несчастью, этот дневник - он показал книжечку госпоже - принадлежал Винсенту Фантомхайву и большая часть записей сделана им. Но и среди тех, что оставил последний глава семьи Фантомхайв, есть одна, которая не могла не привлечь моего внимания. Демон открыл дневник на последней странице, что предшествовала вырванным, и протянул Элизабет. Единственная надпись на этой странице была тем самым сокрушением мальчика о блестящем выполнении демоном всех заданий.

+1

28

... мёртвые молчат.
Мы их не слышим, мы не видим их,
Но мёртвые всегда среди живых.
Идут и смотрят, будто ждут ответ:
Ты этой жизни стоишь или нет?..
Ю.Воронов

Женская логика - одна из самых странных, непостоянных и страшных вещей в подлунном мире. Во всяком случае, для мужчины, особенно для мужчины молодого, который ещё только учится понимать женщину, который ещё не знает, насколько бесполезно (и опасно порой) это занятие. Однако именно на эту зыбкую основу Сиэлю пришлось положить все свое будущее, во всяком случае, на ближайшие несколько месяцев. Как отреагирует на дневник Элизабет? Заметит ли, что последних страниц нет? Какие выводы родятся в её светлой голове? А главное, что ему - демону, фактически хозяину чистой души юной мисс Мидлефорд, с этими выводами потом делать? Сиэль даже не пытался просчитать возможные варианты развития событий, ибо знал, что Элизабет в любом случае не оправдает его ожиданий.А потому он лишь внимательно следил за тем, как девочка проводит рукой по странице, словно пытаясь прочесть, как слепая, по оттиску, как пробегает взглядом по строкам... Как меняется её прелестное личико, когда она читает последнюю строку, как отражаются на нём страшные догадки и мысли, как наполняются ужасом осознания широко раскрытые глаза... Что-то сжалось в груди демона, когда девочка заговорила - её тихий, осевший голос лучше чем что-либо говорил её состоянии, Сиэль никогда прежде не видел её такой. Догадалась... Смышленая девочка, что же, теперь самое сложное... Демон не знал, был ли вопрос Элизабет риторическим или на него стоило все же дать ответ, но он не мог заставить себя издать хоть звук, а просто смотрел в зеленые, глубокие и темные сейчас глаза мисс Мидлефорд, пытаясь сопоставить события, мысли и ощущения, чтобы вывести наконец дальнейшую стратегию поведения. Молчание - знак согласия, а каждое добавленное слово может стать преступлением по отношению к и без того короткой жизни Элизабет, поэтому лучше молчать. Мертвым положено молчать...
В самом деле, ей ведь осталось совсем немного... Понять, зачем был заключен контракт, хотя это, в общем-то, не обязательно... Важнее - уловить, был ли он исполнен. Будь в этой игре ставкой что-нибудь менее ценное, чем душа когда-то невесты, Сиэль загорелся бы азартом, но сейчас он мог только гадать, что предпримет его госпожа, чтобы добраться до истины.
Элизабет сжала в руке дневник, и странная, неуместная мысль: "Наверное, не увидит, что страниц не хватает", пронеслась в голове перед тем. как ее захлестнула волна странного чувства сожаления. Ведь Сиэль мог быть рядом с этой девушкой, мог оберегать её от таких серьезных моментов, печальных мыслей, ужасающих фактов. Конечно, ему никогда не хотелось этого при жизни, но сейчас он просто смотрел в глаза юной Элизабет и понимал - и в этом предназначение настоящего главы проклятой семьи Фантомхайв.
Никогда прежде никто так не произносил его имя. На долю секунды его глаза расширились, в них мелькнул красный демонический огонёк с светлеющей печатью. Сиэль мог только надеяться, что Лизи не увидит этого, а если увидит, не сочтет нужным задумываться, мало ли сколько печатей у демона... Черт, как же все глупо, как неправильно, как нелепо... Невероятным усилием воли демон подавил в себе желание отозваться на такое пронизывающее душу или её остатки обращение, но вовремя вспомнил, что окончательно терять контроль нельзя. Вспомнил, но, спросите его кто-нибудь о причинах этих мыслей - едва ли он сказал бы хоть что-нибудь вразумительное.

+1

29

Невыносимо. Просто сидеть рядом, смотреть в глаза и видеть мучения маленькой девочки, её серьезные, слишком страшные даже для взрослых мысли. Видеть, как сжимается её рука с дневником возлюбленного жениха - теперь Сиэль медленно осознавал, что Элизабет действительно любила его, по-настоящему. Так, как никто другой в этом глупом мире, отсчет которого начинается с пожара в поместье Фантомхайв... Слышать, ощущать её боль, чувствовать её пульсацию в каждой частице пространства. Знать, что ты - единственная её причина. Чувство вины, что всё это время клубилось вокруг молодого демона, давило, сжимало хуже пыточных тисков, наконец оформившись в нечто связное и определенное. Да только легче от этого не стало, напротив, осознание добивало, словно соль, просыпанная на свежую рану. Странно, когда это для графа Фантомхайва существовало такое понятие как чувство вины? Однако сейчас Сиэль не мог избавиться от него, и оно было куда более ярким и сильным, чем всё, что он испытывал до этого в подобном ключе, хотя на его совести был множество смертей, от проституток до циркачей... Оно затягивало, словно зыбучие пески, лишая возможности свободно двигаться и мыслить, и только немая мольба о помощи в глазах Элизабет заставила Сиэля забыть о своих переживаниях, чтобы хоть как-то помочь девочке.
Демон чувствует слабее человека, но даже ему эта звенящая отчаянием тишина казалась до ужаса тяжелой.
- Да, моя госпожа, Вы правы, Сиэль Фантомхайв продал свою душу Дьяволу. Так же, как и Вы... Кто же мог знать, что именно это после официальной кончины графа и незадолго до смерти Элизабет объединит этих разных детей, которых при жизни договор родителей связал почти семейными узами. Кровное родство, клятва у алтаря и контракт с демоном - что сможет разрушить такую связь? Но у судьбы на каждый вопрос есть ответ, и весьма оригинальный. Тот самый контракт и имя учителя заместо титула Цепного Пса - и дети обречены на страдания и боль, но она - до собственной смерти, а он - с момента заключения контракта. Сложная система, которая могла бы показаться забавной, если бы не терпкий запах смерти, окружающий совсем ещё юных аристократов. Запах начала конца.
Теплая рука юной госпожи отвлекла демона от мыслей, он снова всмотрелся в её чудесные глаза и понял, что больше не имеет права на самобичевание и муки совести, пока она не улыбается так искренне, как одна из всех людей на свете может. Чисто интуитивно демон бережно сжал её холодные пальцы, резко контрастирующие с теплой ладонью, в свою, и заговорил, уничтожая мерзкую тишину.
-Да, Вам этот демон знаком под таким именем. Дьявольски хороший дворецкий. Мгновенно перед глазами мелькнула лукавая улыбка Себастьяна и его излюбленное "ведь я и демон, и дворецкий", и Сиэль с трудом подавил в себе желание встряхнуть головой, чтобы избавиться от видения. Но что ещё сказать? Как не сократить её жизнь словами?..
-Но, прошу Вас, не переживайте так раньше времени. Моя милая леди, Вы чувствуете что-нибудь? - произнеся эти слова, демон осторожно провел подушками пальцев по щеке девушки, ловя мягкое покалывание, сопутствующее контракту. -Это значит, что контракт все ещё в силе, а значит, это не конец, а до тех пор я буду рядом... Тонкие струйки слез от уголков глаз - маленькие символы безумной боли, которую Сиэль больше всего на свете хотел бы осторожно стереть из взгляда и мыслей Элизабет. И демон поддается этому странному порыву, в мгновение оказывается рядом с девушкой, тепло и бережно обнимает её за плечи свободной рукой, другой се так же осторожно сжимая хрупкую кисть юной маркизы. Он и сам не помнил, что говорил, а точнее, чуть слышно шептал своей госпоже, но, кажется, это были просто малосвязные замечания о погоде, праздниках и карнавалах, диких животных и - совсем редко - о том, что ждет их дальше.

+1

30

Вопрос, заданный случайно, словно невольно, заставил глаза демона чуть расшириться. Снова прямым текстом просит рассказать, просто рассказать… Черт возьми, неужели она совсем не хочет жить? Однако сейчас вести рассуждения о том, не лучше ли девушке самой найти ответ на этот вопрос с помощью демона, не приходило в голову последнего.
- Его целью была месть тем, кто уничтожил его жизнь. Вы ведь и сами знаете, помните… - мысленно Сиэль готов был удушить себя за то, что самовольно погрузил девушку в воспоминания, но управление временем не входило в способности демона, во всяком случае, без приказа.
Сиэль с трудом различал эмоции людей - наверное, на это требовался опыт – но не ожидал, что не сможет просто увидеть их на лице обычно такой непосредственной Лизи.
Прикоснувшись к щеке Элизабет, демон на миг прикрыл глаза, пытаясь, как когда-то Себастьян, понять её чувства и мысли. Но в том, что он смог обнаружить у юной маркизы, не было никаких главенствующих эмоций – хаос, оттененный горечью и болью. Почти так же, как тогда, кажется, вечность назад, когда он перестал быть свободным демоном. Тогда он рискнул вмешаться, попытался как-то исправить это, но, видит Дьявол, совершенно в этом не преуспел. Сиэль думал даже, что демоны в самом деле не способны на деяния во благо людей, пойти против природы можно, но Тьма сделает своё, и в Раю она видела сопротивление блудного сына. Так или иначе, сейчас Лизи была едва ли не в худшем состоянии, чем тогда, и с этим нужно было что-то делать… У Сиэля было лишь одно преимущество – сейчас он мог говорить с девушкой, мог хоть как-нибудь поддержать её или хотя бы попытаться, ведь она плакала не в одиночестве на крутом берегу реки, а здесь, прижавшись к его груди… Едва ли не впервые за все время знакомства с Элизабет Мидлефорд Сиэль чувствовал, что может прогнать страхи и боль из разума и сердца девушки, хоть и не очень понимал, как это можно и нужно сделать, а потому поступал, как думалось, как подсказывало ему что-то, заменяющее у демонов сердце и душу. Он словно чувствовал, как тянется к нему измученная душа его госпожи, и бережно прижимал девушку к себе. Тихие, сбивчивые слова благодарности были словно подсказкой, что демон действует в правильном направлении, и ему уже показалось даже, что у него получилось, действительно получилось пробить пелену беспросветной боли вокруг сердца Лизи…
Именно в такие безумные минуты Сиэль начинал отчаянно интересоваться, на что же все-таки идут налоги, выплачиваемые британцами, если дороги близ столицы находятся в таком плачевном состоянии. Чертова кочка, на которую наехала карета, едва ли осознавала, что этот миг был её звездным часом, ибо никогда ещё она играла такой значимой роли в судьбах мира сего. Дневник, получив импульс, отважно бросился в полет, нарушая извечный закон жизни «рожденный ползать летать не может», мгновенно уничтожив сложившееся было спокойствие или хотя бы его подобие. Демон безвольно выпустил девушку из рук, явно не готовый к такому повороту событий, и беззвучно наблюдал за тем, как его госпожа… да, просит прощения у хозяина дневника, то есть у самого Сиэля. В этот неловкий миг он наконец понял, что же за неизвестное ему чувство мелькало в вихре эмоций Элизабет, пытаясь доминировать над этим хаосом. Чувство вины, сметающее все на своем пути, беспочвенное и оттого неубиваемое. Но теперь демон знал своего врага если не в лицо, то хотя бы по имени, а значит, борьба небезнадежна, и ему тем более стоит смиренно бороться, как завещал классик. Он осторожно, но властно подхватил девушку под руки и водрузил на сидение. Пытаться выяснить, за что она просит прощения, бесполезно, безумная пелена на зеленых глазах подтверждала это, а потому демон просто посмотрел на неё и заговорил серьезным, но совершенно будничным тоном, более уместным на уроках.
- Моя госпожа, прошу простить меня за дерзость… Но Вы думаете, что действительно знаете и понимаете теперь, как всё было? – слова давались невероятно тяжело, голос чудом не срывался, и только понимание, что Элизабет не может знать правды, подталкивало произнести задуманное. – В таком случае, расскажите, и, если окажетесь правы, условие контракта будет исполнено.
Сиэль боялся, что Лизи поймет этот его шаг как попытку побыстрее отделаться от нее, поглотить душу и пойти по своим делам, но не знал, как ещё вывести ее из состояния морального опустошения, близкого к духовной смерти – апатии.

+2


Вы здесь » Kuroshitsuji: Your turn. » альтернативная реальность. » [Dance with the devil]