Kuroshitsuji: Your turn.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kuroshitsuji: Your turn. » принятые анкеты. » Alan Humphries | Алан Хамфриз


Alan Humphries | Алан Хамфриз

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя и фамилия персонажа
Alan Humphries | Алан Хамфриз

2. Возраст и дата рождения
Около семидесяти. Точная дата рождения не известна.
Выглядит лет на двадцать с хвостиком.

3. Пол
Мужской.

4. Раса
Жнец.

5. Биография персонажа
Отчего Жнецы не помнят свою прежнюю жизнь? Возможно, на то есть веские причины. Как ты умер и отчего не продолжил свой путь на Небеса или в Преисподнюю, вспомнить бывает сложно. Иногда во сне Алан слышит глухие голоса, зовущие его по имени, видит смутно знакомые лица и блуждает тёмными коридорами, силясь найти выход. Он не считает эти сны кошмарами, и всё же... Всё же неприятный осадок недосказанности остаётся. Быть может, в той жизни с ним приключилось нечто ужасное, и подсознание услужливо завешивает воспоминания потоком бессмыслицы?
Как бы то ни было, смертная жизнь остаётся в прошлом, а вопросы преследуют молодого Жнеца и в настоящем. Свои мысли Алан держит при себе. В Академии, куда он угодил, было не до поиска истины. Жнецы долго постигают азы своего нелёгкого мастерства. И в процессе лишь единицы сходятся ближе, чем на необходимое расстояние. Алан не пытался найти друзей, оставаясь доброжелательным и отзывчивым, но одиночкой по натуре. Он приступил к делу со всей серьёзностью и прилежанием, так что к концу обучения был одним из лучших в теории и хоть и волновался, отлично сдал практику. Справедливо ли, нет, задание для последнего практического экзамена Хамфризу досталось пустяковое, путём жеребьёвки. Обычная старушка, отошёдшая в мир иной от давно точившей её болезни. Смерть, дарованная несчастной, казалась милосердной и принесла Жнецу чувство правильности происходящего. Так редко в будущем он будет чувствовать, что всё идёт как надо...
Закончив Академию, был определён в лондонский филиал Департамента «Несущие Смерть». Там приступил к стажировке, в наставники получив «одного из лучших в применении знаний на практике», Эрика Слингби. Признаться, поначалу старший Жнец вызывал у стажёра смешанные чувства. Может потому что он был полной противоположностью Хамфриза? Сильный, видный, шумный, с хорошим чувством юмора и способностью высмеивать саму Смерть, Эрик быстро стал для Алана примером для подражания. Нет, не в плане поведения или внешнего вида, тут Алан не стремился быть на кого-то похожим. То, с какой лёгкостью и профессионализмом Слингби выполнял работу, было достойно восхищения. Да и не только это...
Во время первого совместного задания Эрик неожиданно стал единственным, с кем Алан поделился своими сомнениями, позволив увидеть себя настоящего за маской прилежного стажёра. В ответе наставника – может, немного грубоватом, в стиле Слингби – было нечто, позволяющее обрести в мире хрупкое равновесие. Тот запущенный сад, заросший цветами эрики остался в памяти ярким, как фотокарточка воспоминанием. Всевозможные «если» продолжали терзать молодого Жнеца, порой утихая, порой рождая настоящее смятение. Можно ли было спасти ту или иную душу? Что они чувствуют, когда умирают? Куда они отправятся после смерти? И совсем сбивающее с толку: должен ли я делать то, что делаю?
Но вслух Хамфриз больше не стремился поделиться мыслями, находя в себе силы двигаться дальше при молчаливой поддержке наставника. Тот всегда был готов протянуть руку помощи.
Работы хватало и помимо оперативной - письменное ведение отчётности, подсчёт собранных душ, документирование расследований подозрительных происшествий... Это было проще, не вызывало неуместных для Жнеца чувств и мыслей и требовало лишь сосредоточенности. Алан, кропотливо заполняющий все необходимые бумаги и ни разу не пытающийся залезть на потолок и там в муках скончаться (а бумажная рутина в основном на новичков так и действует) старался помочь наставнику как мог, методично и потихоньку стягивая часть бумажек с его стола, заполняя и незаметно подсовывая обратно. Если спросить Хамфриза, он бы ответил честно: «Мне повезло с Э... с наставником», не уверенный до конца, что тот думает о невольном подопечном в том же ключе.
Когда практика подошла к концу, и Уильям Т. Спирс пригласил пока-ещё-стажёра в свой кабинет, Алан не знал, радоваться ли ему самостоятельности, грозящей свалиться на голову или нет. Без Эрика работа представлялась совсем другой, и дело даже не в подсказках старшего и более опытного Жнеца. Просто он... привык к компании Слингби, комментариям к отчётам, привычке пить кофе по поводу и без, и ещё сотне других вещей, грозящих испариться, как будто их и не было.
Проблему решили на корню совсем без участия Хамфриза. Официально их с Эриком сделали напарниками и поставили перед фактом. Алан про себя вздохнул с облегчением, что касается Эрика... похоже, что он сам обо всём догадался по немного растерянному виду бывшего подопечного. И против не был.
Так началась совместная работа, не слишком отличавшаяся от той, что они привыкли заниматься, будучи наставником и стажёром. Порой Алан с полным на то правом протестовал против чрезмерной опеки, но успел убедиться, что проще остановить летящий на полном ходу паровоз, чем договориться с напарником.
Всё шло своим чередом, пока однажды Хамфриз не взялся за то злосчастное задание. Душа пожилого мужчины была проклята. Почуяв слабину Жнеца, она дала яростный отпор, нашла лазейку, ввинтилась внутрь почище отравленного клинка и - как очнувшемуся от медленно стихающей боли Алану сообщили позже - стала Шипом Смерти. Единственным, уникальным в своём роде бичом сборщиков душ. Извлечь его было не возможно. Что за ирония – бессмертный жнец погибает от смертельной болезни...
Винить себя за сострадание, впадать в отчаянье? Нет, Хамфриз принял проклятие как неизбежное. Наедине с собой он панически боялся смерти, но не позволял увидеть это остальным. Хуже всего была жалость в глазах знающих о его несчастье. Ему не нужна была жалость окружающий, жалость... Эрика! Он был всё ещё жив и хотел, чтобы его принимали как равного. Как и прежде продолжая свою работу, Алан иногда забывал о близящейся смерти, но приступы боли приходили всё чаще, изматывая его и делая слабее. Самое страшное, что случались они всегда неожиданно, настигая жертву, как брошенный в спину клинок.
Было в этом что-то ненормальное - ожидание неминуемого конца на шаг приблизило Хамфриза к людям с их страхами и болью. Он всегда стремился понять смертных, но умирать совсем не хотел. Одиночество – величайшее проклятие, ад на земле. Кажется, ты всё это придумал сам, но оно реально. И осознание тут не поможет. Особенно если ты всегда мечтал стать для кого-то лучиком света...

6. Внешность персонажа Пройдитесь по зданию Департамента. Что вы видите? Да, верно, Жнецы в массе довольно стереотипная раса. Все равны как на подбор: положенный по уставу костюм-тройка, «зализанные» волосы, строгие очки, жёлто-зелёные глаза, табельные орудия смерти. Иные спешат проявить индивидуальность хоть в чём-нибудь – броская причёска, выторгованная правдами-неправдами особенная Коса, парочка украшений или пижонские ботинки...
Так вот, вы совсем не удивитесь, но Алан Хамфриз и правда не выделяется среди коллег ничем из ряда вон выходящим. Если вы не ищете его целенаправленно, то и не заметите трудящегося где-нибудь за кипой макулатуры юношу. Дресс-код работает на ура.
Теперь об отличиях от массы. Рост у Алана сравнительно не большой и телосложение хрупкое.
Из-за прямого покроя костюма заметить миниатюрное сложение несколько проблематично. Максимум можете разглядеть небольшие изящные кисти рук и тонкую шею. Размер обуви тоже не велик. Только не обманывайте себя, этот молодой Жнец не уступает своим коллегам, и если его разозлить, последствия могут быть самыми... фатальными.
В остальном, внешность его приятна, но довольно стереотипна. Каштановая шевелюра опрятно подстрижена, костюм отутюжен, Коса Смерти начищена до блеска. Всё как надо.
Только в чертах лица есть нечто запоминающееся. Широкие скулы, впалые щёки, какая-то болезненная угловатость и бледность. Глаза большие и выразительные, хорошо отражают эмоции, прятать которые Хамфриз умеет очень и очень плохо. Губы полные и изогнутые, ресницы длинные, нос небольшой, немного «вздёрнутый» как у ребёнка.
Если присмотреться к его костюму, можно заметить небольшие нарушения Устава: молодой Жнец носит не обычный галстук, а шнурок, «позаимствованный» у коллег с дикого Запада. Обычный душит. Да ещё пиджак застёгивает только на верхнюю пуговицу, словно опасаясь, что не доберётся ладонью до сердца, если снова... да, если Снова.
Впрочем, на такие мелочи никто не обращает внимания. Теряются на фоне благопристойности облика в целом. Сам Алан не уделяет внимание имиджу, попросту надевая то, что положено, от себя добавляя лишь капельку удобства.

7. Характер персонажа Каким должен быть настоящий, правильный Жнец? Во-первых, пунктуальным. Как часы. Кому в небесной канцелярии понравится, если смерть задержится на час? Во-вторых, конечно же, аккуратным. Во всем, начиная банально с внешнего вида. И ещё Жнец обязан хорошо выполнять свою работу, иначе зачем они вообще существуют? Алан старается соответствовать правилам, и только в последнем пункте порой стопорится. Эмоции, мысли и сомнения рождают массу вопросов, не типичных для его расы. Хамфриз всегда может отыскать робкое «если» за стенами безликого «надо» и на досуге заниматься самокопанием, взвешивая ситуацию и искренне сожалея о невозможности выбора.
Порой Алан задумывается, подходит ли на роль бесстрастного сборщика душ и не ошибся ли кто-то незримый, сделав его тем, кто он есть. Лоялен к людям, не воспринимая их лишь как рабочий материал, в чём-то им даже завидуя. Питает отвращение к демонам и прочим похитителям душ, не считая возможным вести с ними переговоры, а сразу переходя в наступление.
Помимо того Хамфриз - один из тех шинигами, кому не просто сломить хребет очередной плановой отчётностью. Обладает в достаточной мере развитыми чувством долга, усидчивостью и педантичностью, чтобы выполнять всю положенную работу, учитывая каждую мелочь и не ища обходных путей. Прилежно, буковка к буковке заполняет бумаги и негодует, если ему в этом деле мешают. В какой-то мере эстет. Обладатель каллиграфического почерка.
Кому-то может показаться излишне мягким и простодушным. И этот кто-то не сильно ошибётся. Алана не интересует высшая материя, он ограничивается местной (не-) справедливостью, порой неразумно разделяя мир чётко на чёрное и белое, но в особых случаях готов надеть розовые очки с толстенными стёклами и простить любой грех.
Если спросите начальство, услышите, что Хамфриз хоть и молодой, но проверенный и надёжный работник, которому можно поручить нечто важное и не беспокоиться о качестве исполнения. К тому же он на редкость не конфликтная персона, умудряется поддерживать нормальные отношения практически со всеми, никого не ценя лишь по одежке. Коллеги, которым доводилось пересекаться с Аланом, сообщат, что он не откажет в помощи, если она вам и правда нужна. Если вы достаточно хитры, то можете просто притвориться, что она вам очень нужна, такой метод действует и не раз испробован отдельными личностями (зато вы рискуете нарваться на Эрика, который доходчиво объяснит, что заниматься своими проблемами вы должны сами и незачем отвлекать напарника от его непосредственной работы).
Алан достаточно воспитан и вежлив, может терпеливо выслушивать исповедь о чужих проблемах и попросту не решится послать жалующегося подальше, даже если у самого дел выше крыши. Вот на свои неудачи жаловаться как раз и не привык. Не любит давать советов, лишь иногда позволяя себе цитировать кого-нибудь в воспитательных целях.
Бывает наивен, не понимает прозрачных шуток или сарказма. Самокритичен, но только наедине с собой.
В принципе, дружелюбен. Принимает приглашения на разные посиделки, где ведёт себя не более раскрепощено, чем на работе, ровно со всеми разговаривая и не позволяя себе лишнего.
Порой непродолжительное время злится на Эрика, если тот превышает норму опеки – будто он сам не способен справиться! Злиться долго Алан вообще не умеет, особенно на напарника.
Не обидчив, не злопамятен, принимает вещи такими, какие они есть, не пытаясь «прогнуть» мир под себя. Тем не менее, упрям и готов сделать всё, чтобы услышать ответ на живо интересующий его вопрос. Качество редко проявляемое, но всё же на практике используемое.
Любит хороший чай (и умеет его правильно заваривать), красное вино, вкусно поесть (и куда оно всё только девается при такой-то худобе?), размеренность в работе, тёплую погоду, цветы (как ни странно, но факт), сверхурочные вечера в компании напарника (только - тссс), спокойные беседы, порядок и тишину.
Не любит беспорядки, сыр, запах табака, шум, большие скопления людей (теряет ориентацию в толпе), демонов, промозглую погоду, жалость окружающих и одиночество.
Боится смерти.

8. Способности Стандартные для Жнеца его возраста.
Алан достаточно силён и ловок для сражения с демоном и если уж встретит такого, не постесняется применить штатное орудие не совсем по назначению. Со своей Косой Смерти обращается сносно. Умеет собирать плёнки с воспоминаниями людей и от них же уворачиваться, если придётся. Чувствует ауры сверхъестественных существ и в большинстве случаев способен распознать, кто перед ним стоит во всей красе. Может перемещаться в измерение, населённое Жнецами. Людей туда таскать не пробовал, впрочем.
Это если говорить о нём чисто с рабочей, практичной точки зрения. Если углубиться, выяснится, что Хамфриз умеет неплохо готовить. Ну... случаев отравления с летальным исходом зафиксировано не было. Конечно, гурманы только посмеются над тем, как сосредоточено он изучает рецепт, прежде чем приступить к процессу с видом сапёра на минном поле. Простые блюда даются юному Жнецу малой кровью.
В доме, как и на рабочем месте ненавязчиво поддерживает пусть и не идеальный, но максимально возможный порядок.
Хобби? Не имеется. Петь или танцевать в Академии Жнецов не обучают, да и не так уж много у них свободного времени, чтобы чем-то отвлечённым интересоваться.

9. Ориентация
Если спросите у Алана лично, он только буркнет в ответ что-то неразборчивое, напоминающее «би». Но любой другой сотрудник Департамента пошутит, что даже степлер больше расположен к романтике, чем Хамфриз. Хамфриз вообще не понимает, если с ним кто-то флиртует. Как бы то ни было, у него есть свои причины так говорить.

10. Связь с вами.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Скайпа нет, аськой давно и безнадёжно не пользуюсь.

11. С правилами ознакомлен
Ознакомился дважды (дотошно искал ключи, которые так любят туда совать). Вопросов не имею.

12. Ваш статус.
Namida wa Mou iranai

+6

2

Alan Humphries
Добрый вечер. Очень хорошая и подробная анкета, спасибо.
Есть совершенно незначительные на фоне проделанной работы огрехи - все же ОНС делится на отделы, а не на филиалы, но это, возможно. неточности перевода и тому подобное.

Alan Humphries написал(а):

Было в этом что-то ненормальное - ожидание неминуемого конца на шаг приблизило Хамфриза к людям с их страхами и болью. Он всегда стремился понять смертных, но умирать совсем не хотел. Одиночество – величайшее проклятие, ад на земле. Кажется, ты всё это придумал сам, но оно реально. И осознание тут не поможет. Особенно если ты всегда мечтал стать для кого-то лучиком света...

Здесь, кажется, смысл проиграл красноречию, но такое бывает зачастую, а у Вас встретилось лишь единственный раз, поэтому в принципе нет нужды переписывать и править. Просто постарайтесь за этим следить.
Конечно же, принят, ждем еще кого-нибудь из администрации - и будем разбираться с вступлением в игру.

0


Вы здесь » Kuroshitsuji: Your turn. » принятые анкеты. » Alan Humphries | Алан Хамфриз