Kuroshitsuji: Your turn.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kuroshitsuji: Your turn. » реальное время. » 5.06. Думай о смерти, женщина!..


5.06. Думай о смерти, женщина!..

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Название темы: Думай о смерти, женщина, а не о том, чтобы приукрашать себя!(с)
Кратко о чем: Гробовщик никогда не делится информацией по доброте душевной, но иногда взимает несколько необычную плату. Так, Сиэль должен обработать труп и подготовить его к последнему празднику. И кто как не любимая невеста поможет мальчику приукрасить тело?
Список участников игры: Undertaker, Ciel Phantomhive, Elizabeth Midleford
Место: Похоронное бюро Гробовщика.
Время: 5 июня 1888 года, день
Рейтинг: PG-13 из-за возможных нелицеприятных описаний трупа

0

2

"Дорогая Элизабет,
Спасибо, что писала мне, я был рад получить твои письма. Как здоровье маркиза, тетушки, Эдварда? Надеюсь, в вашей семье все благополучно. К слову, надеюсь, у тебя нет планов на завтра, на вторую половину дня? Я очень хотел бы видеть тебя. Если тебе это удобно, я жду тебя завтра в полдень в поместье Фантомхайв. Захвати с собой милые ленты, что показывала мне недавно, они нам пригодятся. Буду с нетерпением ждать твоего ответа. Надеюсь увидеть тебя завтра. Искренне твой, граф Сиэль Фантомхайв".

Элизабет прислала положительный ответ так скоро, как это было возможно. Вопреки логике, тревожные мысли не покидали сознания графа, лишая мальчика сна. Полночи он пытался понять, не совершил ли большую ошибку, пригласив невесту заняться, конечно, ее любимым делом, но все же... в очень нестандартной обстановке. Как Лизи отреагирует на труп? А если вид мертвого человека шокирует ее? Сиэль боялся узнать ответы на эти и другие вопросы, но ему так или иначе предстояло получить их завтра. Проворочавшись в постели до глубокой ночи, он все же забылся тревожным снов, но наутро был в состоянии "лучше не бывает, или добейте сразу". До приезда невесты оставалось еще несколько часов, и за это время граф кое-как привел себя в удобоваримый вид и даже дочитал оставленную с вечера книгу по физиологии человека. Пролистывая одну из брошюр тетушки Анжелины о посмертных махинациях с телом, мальчик допивал утренний чай, не ощущая вкуса, когда Себастьян сообщил о приезде Элизабет. Встрепенувшись и собрав бумаги в стопочку, Сиэль вышел навстречу невесте.
- Добрый день, Элизабет. Я очень рад, что ты согласилась приехать. Как ты добралась?
Вопреки, вероятно, ожиданиям невесты, он подхватил трость и, приняв из рук Себастьяна цилиндр, подал Лизи руку, предлагая последовать за ним. Проводив девушку к карете с гербом семьи Фантомхайв, он подал ей руку, помогая забраться в экипаж, и сел напротив. Уже в карете он все же решил хоть как-то объяснить свое поведение:
- Сегодня нам нужно посетить одно место в Лондоне. Мне поручили задание, с которым я.. Без твоей помощи, полагаю, не справлюсь, - Сиэль произносил все это негромко и очень серьезно, чтобы невеста прониклась. - Надеюсь, ты не откажешь мне в помощи. - И в довершение взгляд, выражающий всю гамму отсутствия эмоций.

Кучер осадил лошадей напротив лавки Гробовщика. Сиэль помог Лизи спуститься на мощеную улицу и уверенно провел девушку к похоронному бюро.
- Только не пугайся, хозяин этого места... Весьма оригинальный человек. Едва ли Гробовщик оценил бы такое его определение, но предупредить девушку однозначно стоило.
Войдя в помещение, они предсказуемо не застали там никого. Но это ровным счетом ничего не значило.
-Ты здесь, Гробовщик?

+2

3

Много ли, мало ли времени прошло с тех пор, как двое жнецов и один человек поговорили, исход получился одним. Графу Фантомхайву и Уильяму Ти Спирсу предстояло поработать, для того чтобы Легендарный жнец соизволил помочь им в одном деле. Гробовщик не предоставляет помощь и информацию за просто так, а взимает весьма оригинальную плату - смех. Сегодня же ставки удвоились. Ребёнку предстояло по высшему классу приукрасить мёртвого человека, который простился с жизнью совсем недавно. Жнец не посмотрел на то, что тот ещё ребёнок. Перед лицом смерти все равны. Также и здесь. Неважно, какой возраст у того или иного существа. Исход будет одним.
Привёз эту девушку в гробу сам владелец похоронного бюро сразу же после разговора с начальником департамента и юным графом. Чуть позже был доставлен ещё один гость. Кто им займётся, Гробовщик знал наверняка. Только это чуть позже. Скоро к нему должен был прибыть граф. Пока его не было, можно заняться приготовлением печенек. Конечно же, в форме человеческих косточек. Легендарный мог бы и сам, но договорённость была с графом. Владелец бюро ушёл в другую комнату, в то время как в соседней уже стоял гроб, а гостья в нём ждала своего человека, который будет её готовить к последнему празднику. 
Пару часов проведя за приготовлением кулинарного шедевра, печенья были готовы. После этого жнец разложил их по горшочкам, которые символизировали погребальные амфоры. К этому времени, пока жнец был занят поеданием маленьких печенек, подъехал и сам Сиель. Как по голосу понял Легендарный, мальчик пришёл не один. С ним была девочка.
Розовый?
Владелец лавки прекрасно помнил, как юный Фантомхайв спрашивал, можно ли ему с собой взять ещё одного человека.  Легндарный согласился на это. Похоже, что маленькая собеседница любит этот цвет.
В этот раз владелец лавки не появлялся из гроба, так как всё время начинать представление именно так скучно. Хотя, возможно, можно было бы умилиться удивлению девочки. Жнец умеет перемещаться так, что никто этого не заметит, пожтому в этот раз владелец лавки повис вниз головой (сбоку от вошедших) и весело сказал, придерживая шляпу:
- И снова здравствуйте, Сиель Фантомхайв, хи-хи... - Легендарный позаботился о том, чтобы это приветствие прозвучало неожиданно для людей.
Гробовщик спрыгнул на перевёрнутый гроб, а потом сошёл с него на пол, расставив приветливо руки в стороны. Длинные рукава мигом закрыли кисти рук.
- Добро пожаловать, мисс Мидлфорд, - Гробовщик остановился в полуметре от детей, приставив указательный палец с аккуратно очерченным чёрным ногтем к губам. Уже было видно, что и сам владелец не носит розовый, предпочитая чёрный. Даже в маникюре.
- Хи. Неплохой выбор помощника, граф. - почти комплимент мальчику. А теперь, дабы потянуть время и порадоваться за то, что эти двое пришли, Гробовщик достал две печеньки и протянул их Сиелю и Элизабет. Понятное дело, что улыбка не сходила с лица жнеца. Он буквально сиял от счастья, ведь сегодня планировался чудесный день. Для кого-то он будет рабочим, а для Легендарного весёлым. Когда-то он лучше относился к детям, но с годами работы в департаменте жалость к ним уходила до тех пор, пока не осталась маленькая крупица. Сейчас можно было даже вспомнить былые времена, не смотря на то, что это будет скорее издевательством. Ведь граф уже здесь и готов выполнить работу.

Отредактировано Undertaker (2013-01-01 17:46:04)

+2

4

Лавка Гробовщика даже в консервативном Лондоне удивляла своей неизменностью. Сколько лет, десятков или даже сотен, здесь царит таинственный полумрак, в воздухе витает легких запах разлагающейся плоти, вместо мебели повсюду стоят гробы, а с кухни неизменно является Легендарный жнец с печеньем-косточками? Кажется, для самой вечной Смерти эта лавка и есть уютный, милый дом. Сиэль мысленно усмехнулся фразе Лизи о реорганизации пространства. Интересно, Смерть оценила бы такой поворот событий? К слову, об этом лучше всего спросить у самого служителя безносой, удачно явившегося как раз в этот момент. Впрочем, разговоры на подобную тему Сиэль оставил своей непосредственной невесте - не пристало графу Фантомхайву о таком думать. Звук голоса где-то слева заставил графа резко повернуть голову - хоть он и готовил себя морально к появлению Гробовщика в любом месте, важно было понять, что он собирается делать и как это может повлиять на юных посетителей и - что, без сомнения, важнее всего - на их репутацию. К счастью, Легендарный сжалился над девочкой - Сиэль разделял их, и, быть может, Лизи не так испугалась его неожиданного появления. Однако граф не знал наверняка, как отреагирует юная маркиза Мидлефорд - по манере поведения она являлась созданием едва ли менее уникальным, чем Гробовщик, и Сиэль мысленно назвал себя идиотом за то, что обрек сам себя на вечер в такой развеселой компании, где управлять игрой будет действительно сложно. К слову, об игре...
Граф пронаблюдал за движениями Гробовщика, не отрывая взгляда и надеясь, что Лизи не выкинет чего-то сверхоригинального. Кивнув в знак приветствия, мальчик дождался, пока отзвучат приветствия его невесты и сегодняшнего работодателя. Мнение Легендарного о выборе помощника граф встретил выразительным холодным взглядом, от которого любой смертный начал бы непроизвольно заикаться - впрочем, без умысла хоть как-то впечатлить этим Гробовщика. Просто показать, что шутка жнеца в отставке удалась.
- Естественно.
Сколько бы лет ни длилось "общение" главы семьи Фантомхайв и Легендарного жнеца, Сиэль всякий раз чувствовал себя жутко неуютно в лавке, не говоря уже об отсутствии намека на аппетит. Но отказываться от еды - дурной тон, как можно так вести себя Цепному Псу? Кивком поблагодарив хозяина, Сиэль принял печенье и усилием моральным и физическим съел. Не желая дальше тянуть время, он решил перейти к тому, из-аз чего оказался здесь.
-Все готово?
В конце концов, ему еще предстоял серьезный и сложный разговор с невестой, а оттягивать такие моменты не в правилах железного ребенка высшего света Лондона.

+3

5

Графу, по-видимому, явно не прельщало находиться здесь и сейчас. В гостях у Легендарного жнеца, который может в любой момент что-нибудь выкинуть из своих мрачных и загробных шуточек. А жнец мог это сделать. Неожиданно для них обоих, чтобы напугать. По поводу выбора его взгляд на жнеца был таким, что жнец поневоле вспомнил то время, когда он был дворецким. Примерно тоже самое ощущение, какое было тогда. Только сейчас он не чувствовал того смятения, которое было в тот день. У Легендарного затряслись плечи в беззвучном смехе, который трудно было перевести в истерический и громкий. Так он хихикал почти всегда, не переходя ту грань, когда невозможно сдержаться от полнейшей утопии.
Гробовщик и сам взял печеньку-косточку и откусил кусочек, рассматривая из-под чёлки этих детей, одна из которых была миролюбивой девочкой, маркизой, а другой графом, над душой которого властвует Себастьян Михаэлис. Забавное сочетание, казалось бы, не сочетаемого. Хотя Гробовщику ли думать об этом? У него одно дело, подготавливать своих гостей к последнему их празднику.
-Все готово?
Вопрос маленького графа прозвучал так, словно разрезал что-либо. Тишина, которая витала здесь, была нарушена. Легендарный повернулся в пол оборота, скосив свой взгляд на то место, где стоял гроб с девушкой.
- Терпение, граф... - таинственно и тихо начал шинигами, но договорить ему не дал вопрос девочки, обращённый к Сиэлю.
Украшать меня? Разве я похож на новогоднюю ёлку? Гробовщик ненадолго расширил глаза. Улыбка сошла с лица. Глаза, казалось бы, были, словно изумруды. Владелец лавки выдохнул, прикрыв глаза, когда девочка только думала над тем, когда стоит обратиться к мужчине.
- Хм, о розовом цвете? - жнец в отставке задумался, приставив указательный палец к губам. - Дайте-ка поду~мать.. - владелец лавки, протянув последнее слово, развернулся и сделал несколько шагов. Да так, будто он в числе караула, которые оттачивают свои шаги до идеала. Затем он резко развернулся и развёл руки в стороны.
- Нет, не приходилось. - Гробовщик развёл руки в стороны, словно он извинялся за это. Тон его голоса был примерно под стать такой позе. Ненадолго, ведь за этим последовало тихое хихиканье. Легендарный шинигами находил в этом некую забаву. Этой девочке нравится розовый цвет? А что, если обивку одного из гробов сделать такого цвета. Гостью украсить, но здесь уже нельзя перебарщивать, иначе будет не столь красиво, как хотелось бы.. А сейчас, Легендарный жнец направился к тому самому гробу, на ходу сказав:
- Не стоило даже сомневаться, что Вы придёте, да ещё и с такой милой особой. Конечно, всё готово. Поэтому, подходите ко мне.
Жнец поставил ногу на крышку гроба и наполовину отодвинул крышку. Улыбка стала ещё шире, чем при слова, которые были обращены к детям.
Прекрасное создание ещё не готово выходить в свет, но в ваших же интересах сделать всё красиво, граф. Иначе не добъётесь от меня положительных разговоров.

+2

6

Определенно, такой игры граф не видел давно, а ведь она только начиналась, но уже обещала быть очень и очень занятной. Встречались ли раньше юная маркиза Мидлефорд и Легендарный жнец? Сиэль помнил, что они как-то мельком пересекались на ярмарке на льду, но общения как такового между ними не наблюдал. Граф, признаться, опасался, как бы жнец не напугал девочку - личность он весьма незаурядная, да и преподнести себя умеет... Но первая же фраза Лизи относительно хозяина лавки равзеяла все его сомнения и страхи. Сдерживая усмешку (и заодно свое воображение, мгновенно реализовавшее идею Элизабет), он ответил:
- Нет, мы поможем Гробовщику по работе.
Ответ вышел так себе. но ничего более нейтрального Сиэль с ходу придумать не смог, а времени особо не было. Да и девочка, кажется, была увлечена беседой с хозяином. Когда же Гробовщик попытался добавить в разговор таинственности и нагнести обстановку,а Лизи ничтоже сумняшеся свела его попытки на нет, да еще каким занятным образом, Сиэль едва сдержал смешок. Девочка определенно не попадала под влияние Легендарного жнеца, а может, тот еще не пытался играть с малышкой - тогда это будет очень и очень интересно, но ему, графу Фантомхайву, придется следить за ситуацией, чтобы его доверчивая и сентиментальная невеста не приехала домой в слезах - о последствиях подобного Сиэль даже не хотел думать, слишком хорошо он помнил гневное лицо тетушки Френсис.  Хотя.. Учитывая, что эта милая женщина воспитала Элизабет, юной леди никакой Гробовщик не страшен, и уж тем более не заставит он ее забыть о бантиках, ленточках и прочих "милостях".
Видеть реакцию Легендарного на происходящее было тем более удивительно - великий жнец беззвучно хихикал, совершенно, похоже, не собираясь в ближайшие несколько секунд (о большем постоянстве помыслов в случае Легендарного говорить и помышлять не имело смысла) в своем стиле пугать добродушную и впечатлительную девочку. Может, и ему начало игры пришлось по душе... Или по тому, что у жнецов заменяет душу? Суть одно, Гробовщик, кажется, решил, что нашел в лице Лизи благодарного зрителя, и, что неудивительно, не ошибся. Во всяком случае, она внимательно смотрела на него и, вне всяких сомнений, верила каждой сыгранной эмоции - или убедительно делала вид, что верит, как это принято в высшем свете. Сиэль не помнил за Лизи лицемерства, но привык морально готовить себя ко всему. Стоит заметить, привычка эта изрядно сберегла нервную систему мальчика...
Однако почти беззаботное настроение мигом испарилось, когда Гробовщик все же перешел к тому, ради чего дети приехали в лавку. Время приниматься за работу настало, и Сиэль решительно шагнул вперед, одновременно жестом показывая Лизи оставаться на месте.
- Поначалу я должен поработать сам. Элизабет, думаю, ты можешь неспешно допить чай, к этому времени я как раз закончу. Если хочешь, помоги нашему любезному хозяину.
В конце концов, девочку нужно было чем-то занять, чтобы она гарантированно не видела, что именно будет делать ее жених и двоюродный брат. Надеясь, что Гробовщику не придет в голову развлечь гостью обработкой каких-нибудь органов, мальчик поставил возле тела чемоданчик с разного вида скальпелями и прочим оборудованием и, вспоминая слова Себастьяна, принялся за работу. Руки, против воли мальчика, дрожали, а потому работать приходилось медленно, поминутно преодолевая жгучее желание бросить это и уехать - Сиэль, безусловно, видел в своей жизни многое и неплохо умел абстрагироваться от реальности, но все же лицо его приобретало все более бледный оттенок с легкими нотками болезненной зелени, а дрожь с каждым разом унимать было все сложнее. Но он должен был справиться, во имя Королевы и чести проклятой семьи Фантомхайв, юный глава которой все яснее осознавал, что не просто так к фамилии прибавляется этот красноречивый эпитет.

+2

7

Интересно было наблюдать за тем, как юная леди реагировала на происходящее. Гробовщик лишь краем глаза ловил эту заинтересованность. Девочка, скорей всего, подбежала бы к владельцу бюро, если бы Сиэль не попросил её оставаться на месте. Но она ведь смогла бы всё правильно понять, верно? Мисс. О Вас я всё знаю. Хи.. А Вы, граф. Как понимаю, не хотите, чтобы она видела всё это? Ладно, будь по-вашему, я об этом позабочусь. Моральная поддержка в лице мисс Мидлефорд тоже неплоха. Даже без слов было понятно, что граф желает остаться здесь один.
А если кто зайдёт? Фантомхайв, Вы рискуете попасть под взор тех, кто захотел бы прикупить гробик или же заказать праздник.
О да, эта мысль не могла не радовать. Представить, каким будет лицо графа и какой ступор будет у людей. Немая сцена, которая может закончиться обмороком кого-то из них. Ведь, граф хоть и не мог позволить себе оплошать, организм провести невозможно. От постоянного нервного напряжения может случиться, что угодно. Не только у людей, но и у представителей других расс. Все едины в этом.
Юная маркиза, похоже, была настроена на разговор. Она захотела услышать какой-нибудь рассказ от Гробовщика. Вряд ли ей это понравится. То, что может поведать ей жнец, скорей всего, напугает её. Поэтому он не стал ничего говорить. По крайней мере, пока они не расположатся в другой части бюро. То помещение, которое скрывалось за дверью, можно назвать кухней. Здесь было всё для приготовления всяких вкусностей. Около стены стоял небольшой стол из дорогой древесины, покрытый чёрным лаком. Светильники в виде черепов и косточек. Однако, Легендарный жнец был более оригинальным. Для освещения он использовал свечи, которые были вставлены в те самые черепа-светильники. Когда они горели небольшими огоньками, создавалось впечатление, что черепа смотрят прямо на тебя.
- Не думаю, что есть такие люди, которые не любили бы различного рода путешествия и приключения. Может быть, даже опасные. – говоря это, жнец попутно разлил чай в мензурки и поставил их на тот самый столик. После этого пошёл за горшочком с печеньем, а когда вернулся, то сделал это очень тихо. Девочка уже сидела за столом. Гробовщик, недолго думая, пробрался к шее маркизы, мягко впиваясь в неё чёрными ноготками (не так, чтобы было больно).
- Хвать! И Пиковая дама принесёт несчастье в путешествии, если её вовремя не остановить!
Лёгким движением руки между указательным и средним пальцами появилась карта из колоды. Пиковая дама. Гробовщик положил её около девочки, а сам сел напротив, поставив печенье на стол.
- Так, на чём мы остановились? – жнец состроил наимилейшее выражение лица, на которое только может быть способна Смерть, сидящая в данный момент напротив девочки. Словно секундами назад не пытался напугать девочку в своей любимой манере. Он отпил чаю из мензурки и, словно вспомнив, поднял вверх указательный палец.
- Ах да, о цвете… - жнец, улыбаясь, достал из кармана закладочку для книг. – Розовенькая. Хи-хи.. (Коронная фраза :З) Не сказать, что я ярый фанат этого цвета, но и не любителем меня не назвать. Нейтрален к розовому. Хотя если это будет красиво и со вкусом сделано, то уже другой разговор.
В любую книгу жизни Гробовщик может её положить и переписать судьбу человека. Про эту способность он не говорил девочке. Закладка Смерти не полностью была розовой, а лишь узор.

Отредактировано Undertaker (2013-03-12 13:15:38)

+2

8

Выдержать взгляд Элизабет, когда ее просили подождать с бурной деятельностью, было воистину подвигом, но Сиэль, привыкший ко всему, перенес испытание стоически. Убедившись, что невеста ушла вместе с Гробовщиком, он вздохнул и принялся за работу. Все складывалось наиболее удачным образом - граф, конечно же, представлял себе сегодняшний день и несколько вариантов развития событий, но тот сценарий, по которому развивались события сейчас, он считал слишком уж оптимистичным. Девочка не испугалась Легендарного жнеца в его безумном веселье, не подошла к гробу и не увидела труп до того, как это было бы необходимо, Гробовщик был, кажется, в настроении, и Сиэль только краем уха слушал разговор в кухне, почти веря в то, что девочке ничего не угрожает.
Тонкий скальтель дрожал в руке. Когда-то мальчик читал, что у тех, кто привык работать правой рукой, левая хоть и слушается хуже, но дрожит не в пример меньше, но идея поработать левой сейчас ему совершенно не улыбалась. Металл тем временем покрылся влагой - от невров руки Сиэля чуть вспотели, и теперь инструмент норовил выскользнуть из руки. Но останавливаться было нельзя - граф чувствовал, еще немного, и он не выдержит, промедление может сорвать все планы. Мальчик понимал, что все это действо, все предприятие очень рискованное, потому что двоих участников он никак не мог контролировать, настолько неординарны они были... И потерять контроль еще и над собой значило добровольно попрощаться с информацией, которая была действительно очень нужна следствию в целом и Сиэлю в частности.
Кожа девушки была настолько нежной, что рассекалась на раз. Грудь, живот, неспешно провести, проверить, разошлись ли все необходимые слои, сменить инструмент... Сиэль осторожно вытер скальпель и, проверяя, хорошо ли сидят перчатки, взялся за непосредственно вскрытие. Этот этап еще в объяснениях Себастьяна он представлял весьма смутно, и срезанная полукругом кожа совершенно не стремилась отходить от тела. Усилием воли не позволяя себе поддаться панике, мальчик взял другой инструмент, чуть больше, и с нажимом провел по уже оставленным надрезам, разбираясь и с мышечным слоем. Когда с этим было покончено, он попытался снова вскрыть тело, и, на удивление мальчика, ткани поддались. Виду его открылись внутренние органы... Дальше пришлось действовать исключительно на автомате, и потом Сиэль с трудом мог припомнить подробности - как выскользнуло из руки влажное сердце, как другие органы постепенно покидали полости, как он чуть не опрокинул свой чемоданчик, как зашивал оставленные разрезы маленькими стежками, и ему казалось, что эта работа вечна... Обнаружил себя Сиэль сидящим на трехногой табуретке. Работа была выполнена, хотя он и с трудом верил в это. Заставить себя встать было сложной задачей, но граф справился, подключив всю силу воли. Даже смотреть на бедную девушку он теперь не то что не хотел - не мог. Обнаружив в углу комнаты раковину, мальчик умылся и долго отмывал руки, сам не зная отчего - перчатки были на нем все время. Просто нужно было успокоиться, собраться с мыслями и, нацепив маску, вернуться к невесте и хозяину лавки.
Закрыв чемоданчик и убрав его подальше, Сиэль поразмыслил немного и вернул на девушку ее нижнюю одежду, чтобы не травмировать и без того нежную психику Лизи. Это заняло у него несколько больше времени, чем он предполагал, но через какое-то время он вернулся в кухню.
- Я закончил со своей частью. Захочешь проверить? Элизабет, надеюсь, все, что я просил привезти, у тебя с собой?

+2

9

Как и предполагал владелец бюро, закладка Смерти заинтересовала мисс Мидлефорд. Это был тот самый момент, когда можно полюбоваться искренним восторгом девочки. Как понял Гробовщик, ей очень нравится розовый цвет, поэтому он решил ей показать эту вещь. Девочке захотелось подержать её, однако жнец не торопился давать эту чёрно-розовую вещицу человеку. Закладка не должна попадать в чужие руки. Или это была маленькая паранойя жнеца в отставке? Не беспокойтесь, он вам этого не скажет.
- Тогда стоит выполнить кое-что сначала… - начал было шинигами, но заканчивать мысль не стал, так как почувствовал, как на них обоих смотрит не кто иной, как граф.
Гробовщик улыбнулся шире обычного, когда услышал слова Фантомхайва и хихикнул, увидев его на пороге кухни. Жнец неторопливо отпил чаю из мензурки, словно пряча эмоции на лице. И правда, вид мальчика приводило душу шинигами в восторг. Кожа Сиэля была бледнее обычного. Фантазия уже рисовала картины того, какой посмертный макияж можно сделать на лице мальчика. Он должен быть соответствующим его статусу, а не просто, как у фарфоровой куклы. Конечно, желания желаниями, но Гробовщик отчего-то был уверен, что не судьба ему будет устроить красивые похороны последнего из глав семьи Фантомхайвов. Сиэль не так прост, да и его дворецкий тоже.  Это было бы забавно, но нет.
Гробовщик посмотрел на единственную особь женского пола, которая присутствовала в похоронном бюро, разбавляя его яркими красками и наивностью. Волей неволей прекращаешь себя вести серьёзно. Хотя когда это Гробовщик увлекался подобным в последний раз? Счёт во времени потерялся несколько веков назад, что нисколько не смущало.
Девочка прошептала «Карета…» и тут жнец прищурился, словно это был своеобразный пароль. Здесь нечему удивляться, ведь из равновесия он её уже вывел. Когда-то он таким образом играл с теми, у кого, в последствии, забирал плёнки жизни. Однако, он расчитывал на то, что девочка сможет нормально ответить графу, а не одним единственным словом.
Девочка убежала, а жнец показал закладку мальчику и сказал:
- Милая вещица, правда? – жнец усмехнулся, - юной мисс она очень понравилась.
Жнец бы подмигнул, да чёлка скрывает взор от посторонних глаз. Однажды граф уже видел эту закладку в руках жнеца. Гробовщик переписывал судьбу человека пером.
- Какая чудесная у Вас бледная кожа, граф! Я бы её приукрасил слегка. – жнец усмехнулся. Никто не говорил, что сегодня Легендарный не станет юморить в своём стиле. Его точно не беспокоит то, что у мальчика, возможно, чуть инфаркт не случился, пока делал дело с трупом. Если бы это случилось, то жнец бы подыграл девочке, помогая привести Сиэля в чувство, но всё обошлось и беэ спектакля. Хотя ещё не вечер.
Гробовщик, взяв с собой пару печений, встал и пошёл к гробику с мыслями: интересно, что будет, когда девочка увидит то, над чем работал граф? Вопли, удары по мне и укоризненные фразы? Ну ну, детишки, давайте, повеселите меня подобным! И рассмешите, если сможете. Похихикивая, он подошёл к гробу. Девушка, столь милая и юная, покоилась в первоклассной древесине, обработанной руками мастера. Обшивка тоже не осталась в стороне. Жнец провёл ноготками по шву девушки, словно бы проверяя, крепко ли держатся нитки. При чём с таким маньяческим выражением лица, что подумывал о том, а стоит ли её хоронить? Может быть, оживить и сделать своей помощницей…
- Стоило бы сделать несколько стежков, дабы шрам не смотрелся таким одиноким, но не страшно. Мисс будет приклажывать украшения. Я ведь правильно понимаю?
Слышался голос Элизабет, но владелец лавки не обращал на него внимания. Пока что.

+1

10

Картина, которую Сиэль имел счастье лицезреть на "кухне" Гробовщика, заставила графа всерьез обеспокоиться за свою невесту. Девочка явно чувствовала себя очень неестественно и неуютно, а может, просто слишком много всего успела увидеть и услышать, чтобы впечатления легко уложились в ее светлой голове. Сиэль был настолько удивлен ее странным испугом, что даже не поспешил помочь Лизи с вещами, которые ей предстояло принести из кареты (дабы хоть немного оправдать мальчика, стоит заметить, что подобным положено заниматься дворецкому или личному слуге, но непростительную забывчивость - Себастьян вообще не сопровождал их в этой поездке - и нерасторопность можно объяснить лишь весьма оригинальным занятием, коему Сиэль посвятил последние три четверти часа). Пока девочка суетилась с чемоданчиком, Гробовщик, на лице которого, в противовес Элизабет, было написано совершенно привычное ему безумное веселье, а точнее, легкий его оттенок, благопристойно скрытый длинной челкой и равнодушием бессмертного. Искренне понадеявшись, что замечания относительно аристократичной бледности кожи графа Лизи не слышала, он проследовал за владельцем похоронного бюро обратно к трупу бедной девушки.
Ох, воистину испытанием для психики мальчика была проверка качества выполненной работы мастером своего дела - Легендарным жнецом. Сиэль все делал по совести, в соответствии с указаниями Себастьяна и книгами и брошюрами, оставшимися еще от любимой тетушки. Но кто знает, какие у Гробовщика критерии? Граф услышал, как Лизи вернулась в лавку и замерла в дверях, и порадовался, что пока что девочка не стала подходить к... Объекту, рассматриваемому жнецом. Услышав, наконец, вердикт эксперта, Сиэль позволил себе чуть слышно облегченно выдохнуть и невозмутимо ответить на вопрос Легендарного.
- Именно так. Но сначала стоит подобрать ей костюм. Не выйдет же она в свет в последний раз в белье. Сиэль подошел к своему чемодану и открыл его с другой стороны, чем раньше - приборам все же не стоит лежать рядом с чужой собственностью и на всеобщем обозрении. Оттуда он извлек два платья - нижнее и парадное, которое уместнее было бы назвать чем-то вроде простенького платьица для пикника или охоты. Темно-синее, достаточно узкого покроя, из матовой крепкой ткани, с рукавами и вставками в сеточку и скромным вырезом, оно, наверное, отражало характер девушки при жизни. Обернувшись к жнецу и невесте, граф пояснил:
- Это я получил от родителей девушки. Не думаю, что у нас есть основания перечить их воле.
Вдох-выдох, тянуть дальше нельзя. Одеть труп не так-то просто, особенно если ты слаб физически, твоя помощница... Скажем так, очень непривычна к подобного рода занятиям, а единственный умеющий мужчина явно не тянет на волонтера или спасителя "утопающих". Ах, да... Еще хорошо бы объяснить наконец невесте, зачем она приехала в похоронное бюро. Интересно, она вообще поняла, где мы? Если заметила вывеску, то конечно, а если нет?.. Да нет, должна была понять. Или место, где живет Гробовщик, не обязательно есть похоронная лавка?... Вдох-выдох, не забывать. Во имя Королевы.
- Элизабет, скажи, тебе нравится это платье? Я хотел бы, чтобы ты подобрала к нему украшения и помогла подобрать заколки и ленты. К несчастью, бедная девушка уже не сможет сделать этого сама, но... - Сиэль говорил негромко, пытаясь внести в голос проникновенность и сострадание, - я бы очень хотел, чтобы на последнем празднике жизни она выглядела достойно. Мальчик и сам не заметил, как использовал термин, присущий только Гробовщику в попытке обойти прямые указатели на смерть и похороны. Взяв в руки нижнее платье, Сиэль вернулся к девушке и прикинул, как можно было бы надеть его на труп с наименьшим передвиганием тела. Дело и вправду было непростым, учитывая, что дорогую и хорошую обшивку гроба трогать уж точно не полагалось. И хоть белье и скрывало часть швов и все, что не стоило бы видеть ни юной леди, ни тем более юному джентльмену, он понимал, что разобраться с этим нужно побыстрее. Поэтому, не давая Лизи опомниться и осознать всю драму ситуации, он подозвал ее с просьбой помочь. Подержи здесь, да, подтяни вверх платье, спасибо, осторожно, панталоны не зацепи - Лизи прекрасно знала, как надеть платье без огрехов и проблем, но Сиэль все же собирался проговаривать все это, чтобы она по возможности не впала в оцепенение (насколько девочка реально была близка к этому состоянию, граф не знал, но пытался избежать ступора). Главное - начать, а там уже посмотрим.

+2

11

Данная ситуация всё больше походила на ту, при которой можно сказать: "Какого чёрта ты творишь, старый извращенец? Они ещё совсем дети. У них не сформировавшаяся психика"... И так далее. Список можно пополнять с геометрической прогрессией. Любой здравомыслящий человек подумает или скажет именно так, ведь это уже слишком, заставлять детей, которые и света белого толком не видели, заниматься подобным. Гробовщика назовут жестоким человеком, эгоистом. Как угодно, лишь бы у него проснулось человеческое качество под названием совесть. Как же все они любят вгонять себя в рамки, эти людишки.
Костюм. Хах, в правильную сторону мыслите, граф!
Однако, когда Фантомхайв достал платье, Гробовщику так и хотелось сказать "Вы что, действительно хотите её одеть в это?" Иными словами, Легендарный расчитывал на другую одежду. Более красивую и не такую уж и скромную. Пришло время и Великому вдохнуть и выдохнуть, сдерживая себя от слова "Нет.", ведь, если это желание родственников, то стоит прислушаться к их словам.
- Жаль, что их здесь нет, - нечасто тон Гробовщика преобретал разочарованные нотки, но это случалось, - я бы попытался их переубедить, - жнец в отставке выдохнул, прикрыв лицо ладонью.
Они явно издеваются. Одеть такую красивую девушку в это... Да, даже платьем это не хочется называть. Граф, может быть, это Вы решили так, а родстввенники этого не знают? М-да.. Проверять мне как-то лениво даже...
Гробовщик сел за стол, положил руки на него и облокотился головой.
Не будь у меня это любимым делом, послал бы их прямиком к Смерти матушке!
- В таком случае, я вам не мешаю...
Гробовщик наблюдал за графом, который так аккуратно обращался с трупом. Пожалуй, единственное, что заставило улыбке появиться вновь на лице. Похвально, Фантомхайв чего только не способен сделать, чтобы достичь своего. Цепной пёс всегда верен своей королеве, которую Гробовщик терпеть не может. Граф исполнял всё аккуратно, стараясь не потревожить вечный сон девушки, лежащей в гробу. Фантомхайв даже употребил слово "праздник", что дало Гробовщику лучик тепла в душу.
Мисс Элизабет тоже была призвана в помощь графу. На её лице более отчётливо читалось то, что ей не нравится такое положение вещей, но она усердно трудилась бо благо своего Сиэля. Она, кажется, слишком ушла в работу, порученную ей графом, что Легендарный решил даже не шевелиться, чтобы не было посторонних звуков в похоронной лавке. Одно лишь могло отвлечь - это хруст печенья. А что ещё делать? Нечего. Лишь изредка похихикивать на слова девочки, ведь они казались забавными.
- А у вас есть какие-то пожелания? - мисс опомнилась и спросила владельца.
- Сказ-а-ал бы я вам, что не хо-о-очу её видеть в этом платье, хи-хи.., - расстягивая слова, Гробовщик стал водить ногтём по столешнице, будто бы что-то вырисовывая, - но придётся, видимо, не говорить о весёлом. И это печалит.
Жнец поднял голову, посмотрев сквозь чёлку на Элизабет.
- Могу я попросить Вас всё-таки прикремить к костюму красивую брошку с маленькими ленточками? Не хотелось бы, чтобы моя гостья терялась на фоне скромного платья. Ведь девушка так кравива. - улыбаясь, спросил Легендарный, сложив пальцы рук замочком, облокотив на них голову.. - а Вы, граф, помогите ей, пожалуйста.
Можно, как угодно, воспринять эти слова. Гробовщик понимал, что для их детской и не сформировавшейся психики это реальное соревнование не на жизнь, а насмерть. При этом ему не составляло труда просто наблюдать за ними, вместо того, чтобы сказать "Хватит, дальше я сам, а вы идите домой", да ещё и просить о чём-то. Наглости у Легендарного не занимать было никогда.

+3

12

Гробовщику

Если мало взаимодействия с нами, можем один круг пост твой пропустить, ты только предупреди.

This side of heaven
Belongs to the children
I will be there, when the future arrives
Scorpions - Moment of Glory

Хрупкое равновесие все же было достигнуто. Сиэль постепенно приходил в себя, сквозь белье ему уже не мерещились шрамы, оставленные на теле им самим... Во всяком случае, если и мерещились, то не пугали, мальчик к ним почти что привык. И хотя червячок сомнения - ну не может все проходить так спокойно и гладко! - подтачивал его сознание, он все же был более чем удовлетворен настоящим положением дел. В самом деле, Лизи не впала в истерику или транс при виде мертвой девушки, а со всей ответственностью маркизы Мидлефорд принялась за дело, хоть граф и чувствовал - невеста держится из последних сил. Даже Гробовщик не спешил ломать едва-едва организованную систему - не устраивал безудержного веселья, не критиковал работу детей, а всего лишь со скучающим видом наблюдал за происходящим в компании вечных печенек-косточек. Граф подозревал, что это может быть затишьем перед бурей, ибо причиной для такого спокойствия видел только усталость от копошащихся людишек или полнейшее разочарование в происходящем, а потому стремился закончить как можно быстрее... Но открыто спешить было нельзя. Во-первых, Гробовщик непременно заметит и уж точно не оценит, во-вторых, Лизи может как-нибудь неправильно его понять и перенервничать.
Замечание Легендарного относительно платья Сиэль вынес без укоров совести - в конце концов, это платье действительно было передано родителями девушки, и уж он никак не мог повлиять на их выбор. В самом деле, хорош был бы Цепной Пес Её Величества, предлагающий скорбящим выбрать что-нибудь более яркое для их юной погибшей дочери!
- Так или иначе, сейчас у нас есть только одно платье, придется обойтись им.
Договорив, граф рассеянно обернулся к невесте. Погибшая девушка по комплекции была один-в-один как юная Мидлефорд, и платье ее было не в пример... красивее? Мальчик не знал, так ли это называется, но такие платья в современном Лондоне однозначно предпочитали скромным и простым. - То есть, конечно, два... Но перечить воле семьи мы не станем, - решительно закончил граф.
Лизи согласилась делать всё, чего от неё ожидали, а уж посвящать себя всю ответственному заданию она умела. Сиэль с трудом сдержал выдох облегчения - фигуры все еще подчинялись его правилам. Несказанная удача, учитывая, что он играет за черных, Лизи - за розовых, хотя уверена, что за белых, то есть за Сиэля, а Гробовщик так и вовсе сам за себя. Но философские размышления о границах спектра он решил оставить на потом, сейчас же совершенно не до того.
Корсет? При одном упоминании этого слова юного графа до сих пор передергивало. Однако... Нужен ли он? Сиэль понятия не имел, принято ли хоронить в этих тряпках или же они служили только для пыток живых, а умерший освобождался и от этим тягот жизни. Или телесные муки уже не имеют веса?.. Так или иначе, корсета родители девушки не передали, а значит, в доме он всего один, да тот на Лизи... Нет, решительно не годится. Оставив мысли о раздевании невесты, Сиэль коротко помотал головой в знак отрицания и вновь сосредоточился на своем занятии.
В попытках надеть платье на девушку Сиэль проникся бы искренним сочувствием к Себастьяну, вынужденному одевать его каждое утро, будь у него в голове хоть какие-нибудь посторонних мысли. Но все же Сиэль был живым, не норовил свалиться и не подчинялся всецело гравитационному полю Земли. Демону определенно везло больше.
Лизи, очевидно, от нервного напряжения начала высказывать предложения по плану действий, но если обычно Сиэлю приходилось с ними мириться, то сейчас, во имя ее же спокойствия, он решил поменяться ролями. Ему уже пришлось почти привыкнуть к холодному телу, а вот реакция Лизи при соприкосновении с трупом могла быть самой неожиданной.
- Я не умею надевать платья, лучше ты, а я подержу.
Пальцы приходилось сжимать усилием воли, чтобы девушка не дай Дьявол не выскользнула из рук, и Сиэль только надеялся, что качественно слил кровь - синяков только не хватало для полного счастья.
Худо-бедно дело двигалось к апофеозу - верхнему платью, которое, как разумно заметила Лизи, будет достаточно сложно застегнуть. Граф всерьез сомневался, что большой бант будет выглядеть уместно на столь скромном платье, но в подобных вещах не ориентировался, а потому полагался на выбор Лизи и комментарии Гробовщика. В конце концов, юная маркиза постоянно сталкивалась со сложностями женского костюма, Сиэль же удостоился этой сомнительной чести лишь единожды.
- Хорошо, так и поступим. У тебя есть подходящая лента? Ее семья отдала вот эту тесьму, - Сиэль показал тонкую темно-синюю ленточку.
Умница-Лизи решила поинтересоваться мнением "заказчика". Брошей граф ее брать не просил, но кто знает, что там хранится в бесконечных кармашках сундучков леди... Мальчик расправил складки платья и развернул его так, чтобы удобнее было вставлять ленты.

+2


Вы здесь » Kuroshitsuji: Your turn. » реальное время. » 5.06. Думай о смерти, женщина!..